Нет ничего вечного под солнцем

             Огромные соленые волны глухими ударами атаковали Северную Землю. Море рвалось все дальше на сушу, отвоевывая новые пространства, разрушая многочисленные преграды на своем пути. Звук от тугих ударов его свирепых волн разносился на многие километры от побережья. Но грозные раскаты морского прибоя не волновали человека. Побережье было безлюдным.

           Морю не могли противостоять ни песчаные возвышенности, которые мгновенно смывались его мощной волной, ни кряжистые деревья, сильные корни которых старались сохранить древесную душу. Это было невозможно!

           Море было огромно. Оно упивалось своей неукротимой силой, своей полноводностью и мощью. Оно чувствовало себя частицей Мирового океана. Оно и было Мировым океаном. Ему я силам было все. Казалось, этому нашествию не будет конца и участь тверди предрешена.

           Неумолимо шло время. Оно не имело эмоций, оно не имело планов. Время просто равномерно текло секунда за секундой, век за веком, эпоха за эпохой и в который раз доказало, что ничего вечного и постоянного на Земле не бывает. Море проиграло войну. Твердь земная отделила Каспий от Мирового океана, превратив его в изолированное соленое озеро. Поубавился пыл у водной стихии. Не такими уверенными стали набеги на побережье. Не хватало сил и мощи для решающего наступления и, наконец, освобождая оголенное морское дно, вода повернула  вспять, оставляя в плену у безжалостного солнца подводную растительность и морских животных. Теперь и море познало, что такое смерть и утрата.

           С далекой и неведомой Северной Земли, собирая чистую родниковую воду многочисленных ручьев и речек, через глухие и безлюдные леса текла быстрая полноводная река, которая теперь стала для Каспия артерией жизни. А ведь было время, когда море и не замечало ее, — такой ничтожной ниточкой она казалась Каспию. Все изменилось, и теперь жизнь без Волги сделалась невозможной.

           Наступил Каменный век. Век, когда Прикаспийская низменность приобрела вид, который во многих чертах напоминает современный облик этого, пока еще благодатного края. Век, когда первая нога человека вступила на освобожденную от моря сушу.

           Начался новый этап жизни в Нижнем Поволжье. Этап освоения и разрушения, этап войн и созидания, этап возникновения, расцвета и гибели целых государств, этап бездумной деятельности и осознания этого. В низовья Волги пришел человек, меняя по своему умыслу то, что было создано до него мудрой природой. Однако есть смутное подозрение, что рано или поздно все вернется на круги своя, в соответствии со здравым смыслом, в соответствии с законами природы. Только будет ли человек всему этому свидетель?

Секунда за секундой, век за веком

           Мысли подвластно и время, и пространство. 370 год нашей эры. Нижняя Волга. Я вижу выжженную на солнце степь с редкими кустиками полыни, тамариска и джазгуна. У бугров свежевырытой земли большая группа темных от загара людей. Они печальны и сосредоточены. Нещадно палит южное солнце, но гордые воины стоят с непокрытыми головами. Их крупные локоны волос треплет сильный ветер. Сегодня у них день печали. Они хоронят своего вождя. На голой земле лежит Он. Тот, кто еще недавно обладал безграничной властью над своим племенем, тот, кто считался чуть ли Богом на обширной Сарматской земле, простиравшейся от Волги до Вислы и Карпат. Даже сейчас, мертвый, с заострившимся тонким носом, он вызывал божественный ужас у молодых и старых воинов. Редко кто мог при жизни без трепета смотреть в его глаза.

           Недвижимый, почти высохший от долгой болезни полубог лежит в воинской одежде, перепоясанный кожаным ремнем с золотыми украшениями и вставками из драгоценных камней. На безжизненной шее драгоценная пектораль. Ее украшают золотые головы баранов, фантастические звери-грифы с орлиными головами и львиными туловищами, здесь же золотые львы, охотящиеся на диковинных животных. На тонкой иссохшей руке массивный браслет, на котором изображено семь распластанных шкур баранов — символ небесной благодати у древних народов. На золотой бляхе искусным художником выгравирована голова мужчины с вьющимися длинными локонами и голова лысого старика с длинной бородой и усами. По всей видимости это изображения предков вождя, ведь поклонение предкам у сарматов возведено в ранг культа и конечно связано с погребальным обрядом.

           Под воинственные крики воины стали укладывать в погребение рядом с телом вождя, сначала оружие: стрелы, лук, копья, кинжал с золотой рукояткой, огромный сарматский меч с золотым перекрестием и украшениями, уздечку, украшенную золотом. Потом предметы быта: посуду из золота, драгоценные кубки, вазы с фигурками животных и все принадлежащие покойному сокровища. Золото, золото, золото. Груды золота. Слепит глаза от его блеска, но вся эта роскошь необходима ему там, где он теперь находится. Там он будет таким же великим и недоступным, как и при жизни.

           Разве тогда, провожая своего властелина в мир иной, кто-либо из этих людей мог предположить, что всего через пять лет из далекого Забайкалья в эти земли придут еще более воинственные гунны и разгромят мощное государство сарматов. Захоронение будет забыто, со временем занесется песком, зарастет травой. Возможно, только лопата черного археолога долгожданно звякнет в толще земли, и пойдут гулять по миру, переходя из коллекции в коллекцию, знаки величия сарматского владыки, удивляя и восхищая своим изяществом и красотой редких зрителей. Все будет изъято из захоронения, и останется лежать под палящим солнцем ограбленный, униженный и бессильный владыка земли сарматской.

Новый этап в истории

          История. Ты такая далекая и одновременно близкая. Ведь что такое несколько веков в жизни Земли? Лишь только миг. А сколько трагических событий проходит перед мысленным взором. Сколько крови впитала в себя матушка Земля! Сколько мощных государств без следа растворилось во времени!

           В седьмом — десятом веке нашей эры, простираясь своими границами от Средней и Нижней Волги до Азовского моря и Кавказских гор, утвердилось первое в Юго-Восточной Европе феодальное государство. Оно носило название Хазарское Царство. И не было ему равных по силе. Мечом и огнем, распространяя свое господство на донские и причерноморские, степи, покоряя города, вторгаясь в страны Закавказья хазары доказали всему средневековому миру, что

 построили одно из самых сильных государств мира.

           И жить бы – поживать такому государству, да не тут-то было. Переправившись через Волгу из района среднего течения Сыр-Дарьи, закаленные в постоянных походах и лишениях Печенеги, огромной огненной волной прокатились по городам Хазарского каганата, разрушив все то, что с таким мудрым упорством веками создавалось на нижней Волге. Скотоводы-кочевники, кроме разрушения и запустения, ничего не привнесли в эти земли. Перерезав знаменитый шелковый путь, разрушив поселения и города, потопив в крови зачатки мудрого государственного устройства, Печенеги надолго отбросили в своем развитии земли Нижнего Поволжья. Но не им довелось стать полноправными хозяевами этого края.Рыжие дьяволы — Половцы, кочевавшие в степях от Алтая до Карпат, не очень-то устрашились воинственных племен Печенегов и в одиннадцатом веке уже они господствуют на Волге.

 

Покоряет любого кумир их исконный.

Всадник медлит пред ним, и, коня придержав,

Он стрелу, наклонясь, вонзает меж трав.

 

          Неумолимо летит безразличное ко всему время. Весна 1230 года от Рождества Христова. На высоком обрывистом берегу Ахтубы, миновав безводные и пустынные степи, остановил могучий бег цвета воронова крыла конь с надменным всадником в седле. Удлиняя тень и увеличившись в размерах, солнечный диск склонился к западу. Перед одиноким воином во всей красе на десятки киломертров открылась волшебная панорама Волго-Ахтубинской поймы. Залитые приглушенным солнцем сочные зеленые луга, вековые ивы, отбрасывающие длинные тени в светлую речную воду, пойменные озера, протоки и ерики, как драгоценные золотые украшения, улавливали последние солнечные лучи, дробили их на блики и слепили глаза. Дрогнуло сердце неустрашимого воина от такой красоты. 

«Во всем мире не может быть земли, приятнее этой, воздуха, лучше этого, воды, слаще этой, лугов и пастбищ, обширнее этих», — подумал старший сын Чингисхана — Джучи.

 

           Но Джучи не удалось завоевать эти земли. Только его сын Бату, то есть внук Чингисхана, стал полновластным хозяин этих мест. Бату основал государство, которое назвал Золотой Ордой. Государство сильное и, казалось, непоколебимое в своей надменной гордости.

          А время, неугомонное время, все течет и течет в бесконечность. Вот уже на том самом берегу Ахтубы, там, где остановил своего сильного коня сын Чингисхана, основана на крови и костях покоренных народов (в том числе и русского) столица Золотой Орды — прекрасный город Сарай-Бату. Город с тенистыми аллеями, цветущими садами, фонтанами и бассейнами. Как признак могущества государства вознесся к небу величественный ханский дворец, в который за ярлыками на правление являлись покоренные русские князья. Да не просто дворец, а чудесное творение мысли человеческой. Прекрасный, просторный, светлый. Даже стены его были украшены золотом - символ величия и безграничной власти монголов над покоренными народами.

И придет Тимур

И ведь было чем гордиться Золотой Орде. Сарай-Бату — город ремесленников, где работали во славу и могущество государства золотоордынского прекрасные мастера ювелиры, гончары и литейщики – вольные и подневольные. Множество купцов из Волжской Булгарии, Средней Азии, Кавказа, Крыма, Западной Европы, Египта и Индии привозили свои товары в Сарай-Бату. Деньги бесперебойным потоком текли в казну и без того великого государств.

          Вот уже и на правом высоком берегу Волги вырос крупнейший центр международной торговли город Ас-тархан, в котором работали меднолитейные мастерские и кузнечные цеха. Прирастало новыми поселениями могущество золотоордынское, однако и в далекой Средней Азии уже произошло событие, так и оставшееся никем не замеченным. В голой степи, под кроваво-красной луной, молоденькая женщина в мучениях родила мальчика. Глядя на этот беспомощный комок человеческой плоти никто не мог и предположить, что перед ними Великий Тимур, один и самых беспощадных завоевателей в истории Земли. Он и преданная ему банда утопят в крови все Нижнее Поволжье, и не будет пощады ни воину, ни матери его, ни жене его, ни дитю малому. Разорение, запустение и горе оставшимся! Живые будут хоронить своих мертвых, и понимать, что, оплакивая близких из людей, они оплакивают и могущество государства своего. «Великие покорители вселенной» узнали, что такое быть униженным растоптанным и бессильным.

Тимур (Тамерлан), разграбив все, что можно было разграбить, уничтожив все, что можно уничтожить, открыл дорогу в Нижнее Поволжье Турции, Крыму и России. Ведь слабых на этой планете принято не прощать! И прав мудрец, однажды сказав, что победителей не судят, Начался новый этап разрушительных войн за право распоряжаться ресурсами богатейшего края.

Великий праздник Земли Русской

          И были войны, и была кровь. Были измены и предательства, была алчность и бескорыстие. Глупость как всегда соседствовала с мудростью, а доблесть с трусостью.

 

 «Всесильного Бога помощию, и царя благочестиваго, и великого князя Ивана Васильевича всея Руси благородством и твердым крепостию разума его наукам и его царским счастием, воеводы его князь Юрий Иванович Иранский с товарищи Астороханьское царство и город взяли».

 

          И рубили татар, и в полон брали, покуда не взмолились те о пощаде и дань на себя не приняли с обязательством ежегодно доставлять в Москву тысячу рублей денег и три тысячи рыб.

 Шел 1554 год. Это был год, когда дипломатией, а когда отвагой и мужеством в Нижнем Поволжье укрепилась Русь. Год, повернувший Астраханское царство лицом к Москве. Год великих побед и славы государства нашего.

          Мне, русскому мужику, понятно, что, наконец, разбиты были те, кто в 1237 году принес на землю моих предков неисчислимые страдания, которые «не только человеков, но и бесчувственные скоты и бесчувственные камни могуть подвигнуть на плачь».

          Были, наконец, разбиты те, кто жег наши церкви и разрушал наши города. Повержены те, кто веками процветал за счет Руси, используя труд подневольных людей. И что бы там ни говорили современные националисты и в Казани, и в других городах, для меня Иван Грозный – освободитель Земли Русской от азиатского сброда, пришедшего к нам не весть откуда. Вы, господа националисты, не ведающие земли своей и не знающие корней своих, никогда не думали о России как о родине. Вы рассматривали мою страну как поработителя. Ну что же, мне это приятно. Поэтому вам остается отмечать свой траур, а мне — ВЕЛИКИЙ ПРАЗДНИК ЗЕМЛИ РУССКОЙ.

 

          И вновь были войны, и были новые победы, но сила русского оружия и мудрость полководцев окончательно охладили пыл иноземных завоевателей. Они хлебали позор полной ложкой, а мы строили государство мощное, сильное, непоколебимое. И слава Богу!

 

Цвети и здравствуй здесь, за крепкими стенами,

Чьи камни Тамерлан еще топтал конями,

А ныне вновь стоят царям Руси оплот. 

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ