Город Сортавала. (Объекты архитектуры)

Никольская церковь

 

          Храм святителя Николая Чудотворца в настоящее время является главным в сортавальском приходе.

          Первоначальный проект храма был представлен на рассмотрение Синода Архитектором Н. П. Гребенко в 1867 году, но был отвергнут. Придав своему архитектурному детищу православный вид, Гребенко вновь подал проект на рассмотрение и в 1869 году получил одобрение Синода. Вскоре началось строительство Храма..

          Место на пересечении улиц Йоханнесенскату (40 лет ВЛКСМ), Кирккокату (Горького) и Николаевской (Карельская), было выбрано архитектором не случайно. В этом месте скальные породы залегали неглубоко и позволяли без опаски сооружать новый каменный Храм, которому до 1943 года предначертано было именоваться Петропавловским.

          Здание с элементами барокко и классицизма и с архитектурными решениями, выдержанными в православных традициях, окончательно построено было в 1873 году. 

          Двухъярусный иконостас в главном пределе и одноярусный в боковых пределах также спроектировал Н. Гребенко, а иконы были написаны художником-жанристом и портретистом Павлом Саввичем Шильцовым, академиком Академии художеств, которому несколько позже выпала честь писать также икону и для главного иконостаса Храма Христа Спасителя в Москве. 

          В 1925 году церковь Святых Апостолов Петра и Павла была переведена в ранг кафедрального собора.

          До начала «Зимней войны» Петропавловский Храм работал исправно, но приход советской власти в Сортавала не пережил. Трудно об этом говорить, но солдаты устроили в Храме конюшню.

          К июлю 1943 года церковь была восстановлена и первого августа этого же года была освящена архиепископом Германом во имя Святителя Николая Чудотворца.

Храм святителя Николая Чудотворца. Авт. фото Илья Смирнов
Храм святителя Николая Чудотворца. Авт. фото Илья Смирнов
Авт. фото Александр (alex-i1)
Авт. фото Александр (alex-i1)

Здание ратуши

 

          Здание ратуши, в котором ранее заседал бургомистр, проводились судебные слушанья, проходили собрания членов городской думы, а ныне расположена центральная городская библиотека, было построено в 1885 году по проекту финского архитектора Франса Анатолиуса Шёстрёма (Ф. А. Сестрема).

          Изящное и легкое деревянное строение замысловатой формы, расположенное в сквере между улицами Ленина, Гагарина, Горького и Антикайнена, с причудливыми архитектурными украшениями, возведено на мощном фундаменте и имеет цоколь, сложенный из крупных гранитных блоков серого цвета, за капитальными гранитными стенами которого находится подвальное помещение, ныне выполняющее роль хранилища книг.

          Вообще-то финны любят говорить о том, что использование природного камня в окружающей застройке является выражением их национального характера, а скальные гранитные основания это уж не что иное, как зримоосязаемый символ несгибаемой твердости народного духа. Однако автор, грешным делом, предполагает, что трудно заиметь какой-то другой дух кроме гранитного, когда именно этот строительный материал буквально лежит под ногами. Интересно, как бы проявлялась эта неизменная гранитная твердость финского характера, где-нибудь в черноземных просторах Тамбовской губернии или, допустим, в обширных калмыцких степях? Однако вернемся к нашей основной теме.

          Как бы общую законченность этому строению придает широкая гранитная лестница парадного типа, ведущая к портику, опирающемуся на ряд колонн из дерева. В сочетании с эркером, балкончиками, пилястрами и другими причудливыми архитектурными украшениями, строение, по мнению автора, приобретает не слишком серьезный вид, и скорее напоминает не здание городского самоуправления, а загородную дачу очередного удачливого аптекаря. Однако на этот счет есть и другие, более авторитетные мнения с которыми, при желании читатель может ознакомиться непосредственно в библиотеке.

          Построенное в 1885 году здание продолжает жить полноценной и насыщенной жизнью. Здесь проходят выставки, конкурсы и чтения. 

Дом Леандера

 

          На стыке сортавальских улиц Карельской и Гагарина из гранитного камня и кирпича в 1905году выстроено весьма примечательное здание, носящее название Дом Леандера.

          Здание было возведено по общему проекту очень молодых (каждому не более 30 лет) архитекторов из Виттракса Готтлиба Элиэля Сааринена, Германа Эрнста Гезеллиуса и Армаса Элиэля Линдгрема, при мудром участии более опытного наставника Йохана Оскара Леандера.

          Цоколь здания невысок и выложен гранитными блоками. Множество архитектурных элементов в виде фронтонов, эркеров и выступающих за основную линию фасада ризалитов, придают зданию неповторимый и индивидуальный оттенок. Необычно, по мнению автора, выполнено и цветовое решение фасада дома Леандера.

Архитектор Г.Гезелиус
Архитектор Г.Гезелиус

Дело в том, что в начале 20 века при строительстве зданий в Сортавала превалировало мнение, что с высотой стен сооружения камень в облицовке должен становиться светлее. В нашем случае все как раз наоборот, – низ здания имеет значительно более светлый тон, однако общая гармония строения от этого совершенно не пострадала.   

          Сведущие в архитектурных делах люди, отчетливо видят в этом здании некоторые черты неоромантизма, к которым относят как активный силуэт, так и пластику с применением в декоре растительного орнамента. Мне же ближе несколько другие определения. Если бы все это архитектурное сооружение нужно было бы охарактеризовать парой слов, то слова «добротность» и «долговечность» были бы, пожалуй, самыми точными и удачными. Дом Леандера, безусловно, относится к наиболее значимым постройкам Сортавала и, без всякого сомнения, придает городу неповторимый историко-архитектурный шарм.

Авт. фото Александр (alex-i1)
Авт. фото Александр (alex-i1)

Сортавальский филиал Объединенного банка Северных Стран

 

          На средства сортавальских филиалов Объединенного Финского Банка и Акционерного Банка Северных Стран архитектор Уно Вернер Уллберг выполнил проект этого замечательного здания в стиле финского национального романтизма.

          Руководить строительными работами был назначен мастер К. Ф. Пуоламяки. Летом 1913 года город Сортавала украсился новым зданием.

          В 1919 году в результате слияния был образован Объединенный Банк Северных Стран, который и занял недавно построенное помещение.

          Нельзя не согласиться с тем, что архитектурное сооружение, в котором ныне размещается почтамт, напоминает средневековый замок с двумя сторожевыми башнями (эркеры) по бокам «крепостной стены». Ощущение некоторой средневековости строению придают и серого цвета шероховатые стены, и красно-коричневая черепичная кровля, и главный вход арочного типа, и узкие окна-бойницы на эркерах фасада.

          Отделка нижней части здания выполнена из светлого гранита, но украшает лишь только его фасад. Выше гранитной кладки стены оштукатурены.

          Внутри помещения частично сохранены изразцовые печи, лепнина с растительным орнаментом, лестница со ступенями, отлитыми с добавлением мраморной крошки, цветные витражи.  

          Здание сортавальского филиала Объединенного банка Северных Стран находится в центе города и является прекрасным его украшением.     

Финляндский Банк

 

          Если о Дом Леандера был охарактеризован как добротный и долговечный дом, то Финляндский Банк, выросший на Треугольной площади в 1915 году, имеет вид просто неприступной и несколько угрюмой средневековой крепости. Со всей ответственностью стоит заявить, что более серьезного, неулыбчивого и мощного здания, не только в Сортавала, но и во всем Северном Приладожье больше нет! Думается, что нет такого здания и во всей Карелии.

 

          Архитектор Уно Вернер Уллберг, проектируя здание, конечно же знал, что его детище будет использоваться под Сортавальский филиал Государственного Центрального Банка Финляндии (Финляндский Банк), и видимо психологически заложил в свой проект неимовернейшую тысячяпроцентную скальную монументальность, которая во все времена ассоциировалась у людей с неизменной надежностью, почти граничащей с вечностью. И то право, разве понесли бы люди свои кровные «денюшки» в какое-нибудь несерьезное здание, вроде деревянной ратуши? А тут такое, что, честное слово, хочется взять в руки кантеле и, спев какой-нибудь северный гимн, немедленно открыть там лицевой счет! И нет ничего удивительного в том, что в настоящее время здание занимает филиал Центрального Банка Российской Федерации. Где же еще, как не в этом двухэтажном гранитном сейфе?

Архитектор Уно Вернер Уллберг
Архитектор Уно Вернер Уллберг

          Может быть автор и ошибается, но, вероятнее всего, неприступный вид гениальному сооружению, придает искусно выполненная отделка первого этажа крупными гранитными блоками, отчего создается впечатление, что верхняя часть здания как бы вырастает из скалы или, быстрее всего, является ее продолжением.

          Однако основная часть фасада выложена более светлым гранитом, представляющим собой отесанный для кладки стен камень, в форме прямоугольного параллелепипеда.

          К входной двери Банка ведет гранитная лестница с несколькими крутыми ступенями, ограниченная с двух сторон крепкими тумбами, на которых расположены цветники. При входе хорошо различимы барельефные изображения греющих человеческое сердце банковских знаков.

          На фасаде здания расположено много небольших архитектурных деталей, которые несколько скрашивают общую монументальность строения. Архитектурными элементами украшены своды над окнами первого этажа, наличники окон второго этажа. Присутствуют на фасаде, как декоративные кронштейны, так и элементы растительного орнамента. Остается добавить, что спроектированное архитектором Уллбергом здание Финляндского Банка по праву считается архитектурным шедевром всего Северного Приладожья, с чем автору трудно не согласиться.   

Дача доктора Винтера

 

          Архитектор Элиэль Сааринен (1873–1950) — финн по происхождению, американец по месту жительства, он всегда оставался финном. Без него не было бы небоскребов в Америке и многих других известных теперь во всем мире архитектурных памятников. Без него не было бы столь узнаваемого стиля «северный модерн». Но становление мастера начиналось на территории г. Сортавала, входившего в то время в состав Финляндии.

 

          В десяти километрах от города Сортавала близ деревни Тарулинна на полуострове  Таруниеми, расположена так называемая дача Винтера.

          Для выдающегося финского архитектора 20 века Э. Сааринена личные покои сортавальского гинеколога были чем-то вроде «пробы пера» или «школьной работой», где будущий гений архитектуры только начинал оттачивать свое мастерство. Однако специалисты, которым автор из-за некоторой архитектурной безграмотности, не может не доверять, считают, что описываемое сооружение является чуть ли не лучшим произведением его раннего периода. Немногим позже финский архитектор эмигрировал в Америку, где оказал заметное влияние на проектирование американских небоскребов.

Густав Винтер
Густав Винтер
Архитектор Элиэль Сааринен
Архитектор Элиэль Сааринен

          Дача доктора Винтера построена близ Ладоги на возвышении в живописнейшем месте и весьма гармонично сочетается с окружающей природой. 

          Основоположник северного национального романтизма в архитектуре Сааринен использовал при строительстве виллы Винтера простейшие геометрические формы, где даже каминная труба подчеркивает и усиливает архитектурный силуэт здания. 

          Первый этаж строения выложен из кирпича и оштукатурен, второй этаж – деревянный с наружной обшивкой красным гонтом. Мощный и высокий цоколь здания выполнен из природных валунов. Вкрапления этого природного материала отличаются и колонны. 

          Великолепно смотрится ведущая к входным дверям широкая лестница, сделанная из серого тесаного камня. Вообще некоторая монументальность и, я бы сказал, вековая надежность, ощущается во всем архитектурном облике здания. Вероятно, это ощущение придает строению широко используемый в строительстве природный камень и весьма необычный мощный цоколь. 

          Однако… Однако, не являясь большим знатоком архитектуры первой трети двадцатого века, и, не имея возможности безошибочно отличать стиль функционализма от стиля финского национального романтизма или, упаси Бог, неоклассицизма, автор повествования вынужден перейти на общедоступный язык и признать, что строение это, да простят мое невежество большие знатоки вопроса, с определенного ракурса более всего походит на мавзолей В. И. Ленина под острой крышей, правда с несколько иным внутренним содержанием, состоящим из просторного холла с камином под деревянным потолком и органично вписанной в интерьер восхитительной лестницей, ведущей на второй этаж, видимо в покои бывшего владельца этой прекрасной виллы.         

          Известно, что в 1924 года дачу доктора Винтера (после его смерти) купил сортавальский аптекарь В.Дурхман, который не только сохранил, но и продолжил благоустройство как самой дачи, так и прилегающей к ней территории.

Фото Алексея Иванова
Фото Алексея Иванова

Дача аптекаря Яскеляйнена

 

          Пауль  Эрнст  Бломстедт  (1900–1935) — архитектор, сын известного архитектора Юрье Оскара Бломстедта. Его короткую, но яркую жизнь в архитектуре многие исследователи сравнивают с полетом звезды. Дача аптекаря Яскеляйнена была спроектирована им в 1935 г., когда он уже сложился как самобытная личность и одаренный архитектор. Он много писал о современной архитектуре, призывал смотреть на мир и общество по-новому. Участвовал во многих международных конкурсах, выступал на конгрессах по специальности.         

 

          Если ехать от Сортавалы в сторону Ляскеля, то очень скоро асфальтовая лента шоссе вплотную прижимается к живописнейшему ладожскому заливу Кирьявалахти, на берегу которого стоит памятник финской архитектуры – построенная в 1935 году архитектором Паули Бломстедтом дача аптекаря Яскеляйнена.

          Из энциклопедических источников удалось выяснить, что Пауль Эрнст Бломстедт (1900–1935) — одаренный архитектор, сын известного архитектора Юрье Оскара Бломстедта, по праву считался восходящей звездой архитектуры, но, к сожалению, прожил очень короткую жизнь. Проект дачи аптекаря Яскеляйнена – одно из последних, если не последнее архитектурное детище Бломстедта. Однако речь не об этом, а вот о чем.

Залив Кирьявалахти
Залив Кирьявалахти

          Как-то, познакомившись с шикарной дачей гинеколога Винтера, которая в 1924 году перешла к новому владельцу – аптекарю Дурхман, и теперь, рассматривая личное строение другого удачливого аптекаря – Яскеляйнена, автору пришла в голову крамольная мысль, от которой, как он не старался, трудно было отмахнуться.

          Все дело в том, что основательная монументальность и размер дачи аптекаря Яскеляйнена просто кричали о том, что либо в первой трети двадцатого века в финском государстве здоровых граждан не существовало вовсе, либо медицина, а вместе с ней и аптекарское дело были в весьма большом почете, либо… либо что-то третье. Судите сами.

          Гармонично сочетающееся с окружающей природой большое двухэтажное здание, возведенное из добротного камня, кирпича и дерева имеет обширную веранду на первом этаже и террасу на втором. Внутри помещения, со стенами из круглых бревен черного цвета, выстроен поражающий воображение обеденный зал, в котором аптекарь Яскеляйнен, после трудов праведных, мог втайне пропустить рюмочку, слегка перекусить лососинкой, а перекусивши, полистать медицинский журнал у камина, или не спеша подняться по монументальной лестнице на второй этаж в тишину роскошных покоев, где можно было между делом поразмышлять о строительной пользе введенного в 1919 году Сухого закона.

          Однако жизнь распорядилась иначе. План уважаемого аптекаря по дальнейшему капитальному облагораживанию усадебной территории рухнул как карточный домик. На его беду произошел взаимовыгодный обмен. Предприимчивый аптекарь Яскеляйнен вместе с пробирками, пузырьками и склянками достался Финляндии, а СССР – его дача и вся земля Приладожья. Роскошная резиденция была отдана Союзу композиторов, которые и открыли в ней известнейший на всю Карелию дом отдыха. Сухой закон приказал долго жить! И слава Богу!

  

Архитектура Сортавала

 

 

Авт. фото Н. Борода 

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ