Сказания, мифы, легенды Северного Приладожья

Вместо вступления

 

 

Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.

Есть разница меж них. И есть единство.

Одним вредит, других спасает плоть.

Неверье – слепота. А чаще – свинство.

 

И. Бродский

 

 

          Дело было ближе к осени. Пройдя на тихом ходу узкий пролив, разделивший поселение Сорола на островную и материковую части, мы, вдоволь накрутившись по скалистым протокам ладожских шхер, бросили якорь на дальнем, совершенно безлюдном мысе острова Соролансари. Здесь и решено было, разбив лагерь, заночевать.

          К вечеру совершенно стих ветер, и озеро приобрело потрясающе красивый, какой-то полировано-зеркальный вид. Стали сгущаться сумерки, но необычные. На успокоенную водную поверхность начал быстро ложиться какой-то странный туман. На наших глазах он клубился, разрастался, и, казалось, скользил по зеркалу озера, как будто это был не туман, а густой, молочно-белого цвета дым от непонятного и фантастического источника.   

          Клубящаяся масса, выползая из узких проливов,  вознамерилась поглотить и успокоить весь окружающий мир. Сначала исчезли дальние берега, затем ближние. Вот и от пришвартованного к каменистому берегу катера остались слегка угадываемые силуэты его массивного корпуса, даже луна не избежала этого холодного и туманного плена. Верный спутник Земли тут же убавил силу света, превратившись в мертвенно-бледное свое подобие. Холодно, гулко и неуютно стало бы на нашем каменистом берегу, если бы не спаситель наш – костер.

     -     Вот в такую-то ночку и приходит корабль-призрак, за чудаками вроде нас, – подбрасывая дрова в костер, сказал один из моих товарищей и загадочно хмыкнул.

     -     А что это за корабль? Не Летучий ли Голландец? Расскажи, интересно послушать, - заговорили все разом.

          Уговаривать рассказчика долго не пришлось, и он начал свое странное повествование, прерываемое лишь редкими замечаниями слушателей, да треском горящего костра.

          Вот так, или примерно так, автор и услышал многие загадочные истории, которые и постарался изложить ниже на суд взыскательного читателя. Итак, история первая.

Остров Соролансари
Остров Соролансари

 

Текст ладожских сказок полностью принадлежит Ш. Сергею Константиновичу. Это скромный подарок автора ко дню его рождения. Будь здоров, счастлив и весел, Сережа!

 

Н. Борода 

Летучий Голландец Ладожского озера

          Вся эта, прямо скажем, странная история произошла в 1937 году и, по мнению некоторых людей, до сих пор еще не закончилась. Специально для читателя стоит оговориться, что автор не верит ни единому слову из того, что им же будет изложено ниже, но раз существует эта легенда или байка, мой долг изложить ее так, как я ее впервые и услышал. Существуют и другие варианты этой истории, но они еще более неправдоподобны.            

 

 

 

            Ладога совершенно стихла и на ровную озерную поверхность спустилась туманная ночь. Застигнутые полным штилем далеко от побережья рыбаки Такконен и Карвонен, решили бросить весла утлого своего суденышка и дожидаться рассвета.

          Утомленный видом обвислого паруса и однообразием молочно-мутной природы Такконен, подложив спутанную сеть под голову, начал было засыпать, но тут сквозь постоянное брюзжание недовольного рыбацкой жизнью Карвонена, до него донесся еле слышный вой волка. «Волк воет», – подумал  Такконен и только хотел повернуться на другой бок, как жгучая мысль пронзила его мозг. Дело в том, что до берега было так далеко, что никакой вой волка не мог быть слышен. Сон как рукой сняло. Даже монотонно брюзжащий Карвонен умолк и, открывши рот, уставился в молочную мглу.

          К ужасу рыбаков ночной кошмар подкрадывался все ближе и ближе. И что это был за вой! Нет, волк так выть не мог! В волчьем вое слышится тоска, звук идет плавно, то нарастая, то утихая, почти на одной ноте, а тут столько ярости, беспросветной злобы и угрозы таилось в туманном воздухе, что у обоих финнов похолодели сердца и кровь свернулась в жилах. Мгновение спустя они увидели ТАКОЕ, что…

          На этом месте автору хотелось бы оставить двух финнов в их ужасном положении и поведать читателю короткую предысторию этих событий, начало которым положил памятный для Кексгольма (Приозерска) 1937 год. Именно тогда и появился в этом городке шведский капитан по имени Юхан Сигвард.

          Ну что сказать о нем? Мерзавец, подонок, подлец, негодяй, сволочь, нехристь, одним словом – последняя свинья Кексгольма, спящая в теплом своем навозе, была достойна большего уважения, чем господин Сигвард. Поверьте, несть числа отвратительным и ужасным его поступкам.

Кекгольм
Кекгольм

          Вы спросите автора, а куда смотрела городская власть? Отвечу незатейливо и просто: Все его боялись! И власть тоже. Между прочим, поговаривали, что связался этот шведский капитан с самим сата… Впрочем, этого имени богобоязненные финны старались не произносить вслух, чтобы не навлечь беды на процветающий Кексгольм. Послушаемся и мы мудрых финнов, и не станем произносить имя того, кто с завидным постоянством толкает нас под локоть в самых неподходящих ситуациях.

          Одним словом, страх поселился в небольшом городке вместе с главным героем нашего повествования. Люди заметили, что когда Сигвард уходил на своем мотоботе «Благодать» в плаванье – непременно, слышите, непременно случалась беда – то без вести пропадали рыбаки, то поднималась свирепая буря, то наоборот, наступал полный штиль и на озеро спускался непроглядный туман, в котором плыть было ну просто невозможно.

          Долго терпели жители Кексгольма выходки Сигварда, пока не собрались наконец духом, и не выгнали его вон из города.

          И тут произошло нечто невообразимое.

          Озлобленный капитан сгоряча стер прежнее название своего мотобота и черной краской вывел на его железном борту три крупные, жирные шестерки – имя того… впрочем вы и без меня знаете, чьё это имя.   

          Прощаясь со сволочными финнами, Сигвард поклялся вечно, понимаете, вечно мстить за свое унижение, грозил горожанам кулаком и во все горло орал какое-то непонятное, но страшное заклятье от которого, как гласит легенда, «померкло небо, и трава пожухла». Тогда-то в народе и прошел слух, что мотобот с тремя шестерками на борту, грозит неминуемой и ужасной смертью любому, кто его встретит в открытой Ладоге. Также финны шептались о том, что Сигвард, страшно подумать, начал собирать для своего потустороннего хозяина праведные души, а так как почти никто в Кексгольме за собой греха не чувствовал, то выходило, что почти все могли стать жертвой страшного капитана.

          А теперь давайте вернемся к нашим рыбакам-героям Такконену и Карванену.      

 

Авт. Борис Борт
Авт. Борис Борт

          Представьте себе следующую картину. Мутное молоко тумана внезапно раскололось и в узком коридоре вспыхнуло бездонное звездное небо с яркой и полной луной. Облитый лунным, но каким-то мертвенным светом мотобот неутомимо приближался к маленькой лодчонке. Уйти от столкновения было невозможно. Дрожащие от страха Карвонен и Такконен одеревенели при виде могучей фигуры Юхана Сигварда, который, крутя штурвал, буквально вперил в них ледяной взгляд свой. Рядом с капитаном сидела и страшно выла огромная, вскормленная человеческим мясом собака. Такконену, даже показалось, что из глаз ее сыпались маленькие искорки.

          Не миновать бы опрометчивым финнам гибели, если бы над Ладогой не послышался отдаленный, но отчетливый зов или скорее сдавленный стон. Услышав этот жуткий звук, страшный мотобот тотчас повернул в ту же сторону и скрылся в пелене ночного тумана.

          Впрочем, слова Такконена не совсем подтверждает Карвонен и, видимо от волнения, несколько путается в своих показаниях. По его мнению, выла не жуткого вида собака, а якобы выл сам капитан Юхан Сигвард, и мотобот не подплыл к ним издалека, а соткался как бы из тумана прямо на их глазах. Но то, что это был мотобот с тремя шестерками на борту, в этом друзья однозначно и клятвенно заверили насмерть перепуганных жителей Кексгольма.

          Можно было бы засомневаться в правдивости рассказа финских рыбаков, уж больно много в нем нестыковок и несоответствий, но факт в том, что после этого случая, ни Карвонен, ни Такконен больше не смогли заниматься рыболовным промыслом, видимо боясь повторной встречи с загадочным мотоботом-убийцей. Но, слава Богу, эта история, передаваемая из уст в уста, помогла им получить широкую известность, и вскоре, на прошедших выборах в какое-то финское Собрание, оба отважных товарища получили большинство голосов жителей Кексгольма. Утопая в мягких креслах присутственных мест, они часто перешептывались друг с другом и о чем-то хихикали. Многие финны относили странное поведение Такконена и Карвонена к пережитому ими нервному потрясению и искренне жалели их. Пожалеем же и мы двух несчастных финнов, вынужденно променявших романтический рыбацкий труд свой на беспросветно-серые формулярные будни чиновников среднего звена.

          Читатель может подумать, что на этом и надо бы поставить точку, но не тут-то, друзья, было! Неправдоподобная и где-то фантастическая эта история вдруг получила продолжение. Уже в наше время нашелся любознательный человек, который поверил, что всё вышеизложенное – чистейшей воды правда и… поехал в Финляндию наводить справки. В архивах ВМФ этой страны он обнаружил потрясающие вещи. Оказалось, что Юхан Сигвард – реальная личность. «Родился в Упсале в 1883 году. Окончив с отличием Морскую навигационную школу в Гетеборге, начал ходить на каботажных судах. В 1923 году  стал адептом запрещенной секты «Великий граф Барбатос». В 1930 году на него пало подозрение, что, будучи капитаном грузового судна «Королева Кристина», он превратил его в зловонное место сборищ темных типов, проводящих там свои таинственные и мерзкие обряды. В этом же 1930 году Сигвард  был уволен из Морского ведомства. С 1930 по 1937 год проживал то в Германии, то в Польше, то в Венгрии и всюду был замечен в таинственных связях. Наконец в 1937 году перебрался, а точнее бежал в Кексгольм, ныне Приозерск».          

          И теперь становится понятно, почему многие местные жители и по сей день верят в то, что Юхан Сигвард, не обретя покоя, скитается по туманным просторам Ладоги в поисках душ праведных, грехов за собой не ведающих. Говорят, что ночной вой шведского капитана леденит сердце и до полусмерти пугает законопослушных граждан городов и сел российских, вознамерившихся ночью покататься по озеру на байдарке, катере или моторной лодке. Но мы-то с вами люди взрослые, в подобные сказки не верим? ведь правда? Но… однако, на всякий, товарищи, случай, вы уж поосторожнее! Особенно в туман. Да ночью.

Николай Борода

Голос Ладоги

Явление имеет местное название, совпадающее с научным термином "бронтида" (греч. bronte - гром + eidos - вид).

 

tirre_raduga

Нет слов, у древнего Ладожского озера много тайн. Но рано или поздно даже на самые каверзные вопросы находятся-таки ответы. И ответы эти, как правило, простые. Очень все это обидно и до глубины души досадно. Вот вам один из подобного рода примеров.

 

 

 

 

 

История эта произошла с моим товарищем, весьма и весьма далеко от Ладоги, но имеет к ней непосредственное отношение. Какое? А это вы поймете чуть позже.

          Неведомыми путями занесла его нелегкая судьба в глухую сибирскую деревеньку, на берег небольшой таежной речки, название которой теперь я даже и не вспомню. Да это и не важно.

          Население кривой деревеньки состояло из десятка бабушек-пенсионерок и единственного мужчины – кочегара боевого бронепоезда, неутомимого и несгибаемого члена КПСС с 1936 года. Вот у этого-то героического деда мой товарищ и нашел временное пристанище. 

        Основным развлечением деревенского партийца было пощипывание «курочек» за мягкие места, отчего те, млели и «для виду» пытались наградить деда клюшкой. Одним словом, жила деревенька весело, мирно, на жизнь не жалуясь. Однако эту идеалистическую пастораль омрачала жуткая тайна местного значения, говоря о которой даже верный ленинец на всякий случай неумело крестился и переходил на полушепот.

          А дело было вот в чем.

          Жители деревеньки уже несколько лет опасливо косились на пустующий коровник у реки. По какой-то неведомой причине пожилые сельчане истово верили, что там живет черт. И не просто тихо-смирно живет, подлец, а прямо в коровнике мастерит страшные гробы для неведомых покойников. Многие слышали, как бес пилит доски, а кое-кто даже и видел рогатого мерзавца с длинным хвостом, в кургузой жилетке, без штанов, который, забравшись в страшное свое изделие, словно в лодку, похрюкивая от удовольствия, ловко сплавлялся по течению реки при помощи длинного шеста.

          Согласитесь, что безоговорочно поверить во все это было трудно, однако же, местечковая ахинея про неутомимого черта-плотника, не давала моему товарищу покоя до такой степени, что в одну из ночей, вооружившись на всякий случай дедовой кочергой, он добровольно отправился на передний, так сказать, край борьбы добра со злом.     

          Ночка, друзья, выдалась на загляденье подходящая. Через рваные облака тоскливо проглядывал бледный лик луны и лишь слегка освещал облупившиеся стены и своды старого коровника, казнимого сначала строителями капиталистического рая в отдельно взятой сибирской деревне, а потом временем и безразличием этих же реформаторов-лиходеев.

          Пусто и гулко отдавался в сводах любой шорох, посторонний шум и движение.          

          Почти не веря в реальное существование мифического черта, наш добровольный исследователь потусторонних явлений, забрался в самый темный угол и, замерев, весь превратился в сосредоточенное внимание.

         Однако атмосфера загадочной лунной ночи и, до поры до времени дремлющий в каждом из нас страх, быстро сделали свое мерзкое дело. Очень скоро от наглой самоуверенности борца со злом не осталось и следа. Многочисленные отряды мурашек, топоча холодными лапками по геройской спине моего товарища, принялись бегать на короткие дистанции, от копчика, до отважной его макушки. И так на каждый посторонний шум и шорох.           

          И вот, именно в момент наивысшего человеческого напряжения, ЭТО и произошло. Черт принялся-таки пилить гробовую доску настолько явственно, что, не выдержав адского звука бесовской пилы, наш «герой» позорно удрал с почетного поста. И ни угрозы, ни голосистые причитания потертого хрена о навсегда потерянной кочерге, еще долго не могли вернуть «борцу» душевного равновесия и былой солидности.

          Но не будем его осуждать за трусость. Ведь давно известно, что чем меньше у человека ума, или, если угодно, благоразумия, тем он смелее. И то право, надо же понимать, что легко быть атеистом в городской-то квартире с книжкой в руках, а тут…

          Но прошло некоторое время, и местечковая тайна все-таки была им раскрыта.

          Много размышляя о причинах этого загадочного звука, пришла ему в голову гениальная мысль посмотреть расписание движения поездов дальнего следования и сравнить его с плотницкой работой парнокопытного хулигана. Результат совпал на все 100 процентов! Ни он, ни я, конечно, не ученые акустики, чтобы с научной точки зрения объяснить это явление, но факт этот неоспорим. Звук от проходящих поездов был совершенно не слышен вне помещения, но зато внутри он концентрировался до такой степени, что создавал полную иллюзию того, что какая-то гнусная сволочь в ночной тишине пилит доски. Многострадальный коровник  наконец-то был освобожден от нечисти, а деревенские распространители местечковых историй посрамлены.

          Настало время спросить автора, а какое же отношение имеет этот забавный рассказ к Ладоге? С удовольствием отвечу. Прямое! Дело в том, что некоторые ученые считают, что загадочное явление бронтиды того же ряда. Будто бы существует банальная, пока еще не ясная нам причина, по которой поет Ладога. Ах, да! Вы же не знаете что это такое бронтида (баррантида). Попробую рассказать.

 

***

          Откровенно говоря, бронтида – явление запутанное, туманное и для многих исследователей, не верящих в бытовую причину жутких звуков, загадочное.

          Первые упоминания о бронтиде относятся к очень далекому времени,  но рассказ свой я хотел бы начать не оттуда, а с весны памятного всем 1917 года.

          В одну из очень глухих мартовских ночей 1917 года монах Валаамского монастыря Юлиан стоял на побережье Ладоги и силился хоть что-нибудь разглядеть. Мгла поглотила не только остров Валаам, но и покрытое серым льдом озеро. Лишь только мерцание звезд в бездонно-черном небе говорило о том, что мир никуда не исчез, а лишь заснул до рассвета. Отец Юлиан слушал, как легкий ветерок ведет нескончаемую беседу с верхушками сосен, смотрел на ярко мерцающие звезды и с болью в сердце размышлял о грехе человеческого тщеславия. На память ему пришли пронзительные в своей правде слова Иоанна Лествичника: «Тщеславлюсь, когда пощусь, но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым. Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но, и в худые одеваясь, также тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием; замолчу, и опять же победился. Как не брось сей троерожник, все один рог встанет вверх».

О. Юлиан (Иулиан)
О. Юлиан (Иулиан)

 

          И тут, в момент глубоких человеческих раздумий, произошло нечто такое, что заставило отца Юлиана не только отбросить размышления о тщеславии личности, но и похолодеть всем телом. С новой мыслью: «У Бога всего много», он, подхватив руками длинный подрясник, бросился бежать обратно в монастырь. Спотыкаясь и падая в темноте, он кое-как добрался до канцелярии и, схватив дрожащими руками перо, начал писать донесение.

          Криво выведя на желтоватом листке бумаги первые слова: «Канцелярия монастыря спешит сообщить, что сегодня 5 марта 1917 года, в 2 часа 17 минут утра…

          На этих словах отец Юлиан отер пот со лба и глубоко задумался. И ведь было о чем задуматься. Пережитое на темном и безлюдном берегу Ладоги потрясение переполняло его душу, но как точнее изложить это на бумаге? Как рассказать, что каменистая земля под его ногами словно внезапно оживший организм содрогнулась и протяжный выдох этого огромного существа, как стон ада, медленно затихая, раскатисто покатился далеко-далеко на восток, в то место, откуда приходит новый день. Он вспомнил, как страшно, протяжно, мертвенно пусто и гулко звучал этот загадочный стон или точнее шум земли, а возможно и воды, и как безучастно светили безразлично-холодные к грешному человечеству звезды. Что это было? Последнее предупреждение людям? Зов с темной стороны? Приговор грешному миру без права обжалования? Сердце стыло от этого звука и от этих мыслей.

          Наконец отец Юлиан понял, как более верно изложить суть загадочного явления. В одну минуту на бумаге появляться новые, очень важные и точные слова:

          …был наблюдаем очень сильный подземный удар, центральная сила которого была слышна на главном острове, где раскинут монастырь. Удар был одиночный, протяжный, наподобие громового удара…

          Немного подумав, он спохватился и добавил:

          …Длительность явления простиралась до 30 секунд».

          Точка.

          Промокнув чернила, и, для верности помахав листом бумаги в воздухе, монах перечитал донесение и… остался доволен собой. Сжато, коротко, конкретно и совершенно ясно написано. В таком виде монастырский документ и дожил до наших дней.

 

Валаам. Скалистый берег
Валаам. Скалистый берег

          Ну и что тут такого, спросите вы? Вероятнее всего, монах Валаамского монастыря был свидетелем незначительного землетрясения и, имея впечатлительную и тонкую натуру, слишком остро воспринял рядовое, по сути дела, явление природы. Но не будем торопиться в своих выводах. Хотя  сейсмические явления всегда имели место на территории ладожского озера, но в данном случае речь идет не о них, а о загадочном явлении со странным названием бронтида.

          Этот термин подарили всему миру итальянцы. «Бронтиди» означает «громоподобные» и, как вы наверняка поняли, речь идет, конечно, о звуке, но никак не о землетрясении. Кстати, «водяной гром» известен не только на Ладоге, но и по всему миру. Бельгийцы называют этот звук «икота тумана», в Индии пришелся по душе термин «пушки Барисала», а в штате Коннектикут любой скажет, что речь идет о «звуках Мудуса». Кто такой и чем занимается этот Мудус, помимо производства неприятных человеческому уху звуков, я не знаю, но простая мысль, что он американец, вызывает во мне крепкое чувство национального злорадства.

          Так в чем же причина подобного явления? Много ли счастливцев слышали  загадочный голос Ладоги? Представьте себе, есть и такие! Вот что говорит один из туристов: «История, которую я вам расскажу, полна тайны. Случилось это в 1992 году, во время экспедиции ЛАУФ на Валаам. Нас было десять человек, мы шли на байдарках с архипелага, по островам, через заповедник нерпы в сторону материка, приблизительно в направлении города Питкяранта. Двигались в основном по ночам, по причине того, что в ночное время Ладога была значительно спокойней, чем днём. Днями отсыпались на островках и подводили итоги экспедиции. После предпоследнего сорока километрового перехода остановились на небольшом островке, с маяком и массой чаек. Там мы чинно выспались, без палатки, прямо на коврике, укрывшись плащами химзащиты. После чего мы устроили очередное совещание. Во время совещания и произошло ЭТО… По Ладоге, прокатился глухой гул, как бы звук всплывающего пузыря, причём пузыря огромного размера. Я в это время лежал на коврике и почувствовал мелкую, еле заметную дрожь, вернее вибрацию, но не резкую, а очень мягкую как бы через вату, звук длился 2-3 секунды, и никакого эха не было, он пропал так же, неожиданно, как и возник. Через минуту это повторилось и на этот раз длилось на пару секунд дольше. Создавалось впечатление, что некое титаническое животное ухает под озером. Если говорить об эмоциональной окраске восприятия, то был лёгкий шок, но при этом, чувство, какого-то торжества, сопричастности к чему-то таинственному и прекрасному. Трудно объяснить словами, быть свидетелем события, некой тайны. Позже местные жители  рассказали, что нам очень повезло. Многие годами живут у Ладоги и не слышали её таинственного голоса».

          Также существует много дошедших до нас письменных свидетельств и преданий о том, что таинственные звуки, издаваемые Ладогой, различны и варьируются от глобального протяжного выдоха или стона до звуков идущего на всех парах паровоза. Естественно занимались выяснением причин бронтиды и на Валааме.

         История монастырских исследований этого загадочного явления настолько любопытна, что автору ничего не остается, как поделиться ею с читателем. Ведь не только монах Юлиан писал взволнованные донесения с Валаама, еще раньше в 1914 году делопроизводитель Валаамского монастыря иеромонах Поликарп послал письмо не куда-нибудь по духовной части, а ни много ни мало, в главную физическую обсерваторию Петербурга, с просьбой определить-таки природу, так взволновавшего иноков, таинственного гула.         

 

Барограф
Барограф

          В том далеком от нас 1914 году письмо высокой духовной особы, вызвав снисходительную улыбку ученых мужей, осталось без ответа, но уже 15 апреля 1915 года Центральное бюро Сейсмической комиссии на своем заседании решает: «Признать желательным, производство наблюдений на о. Валаам при помощи барографа и горизонтального маятника Цельнера для механической регистрации, а также особого вертикального сейсмографа с коротким периодом и параллельно вести точную статистику подземных звуков». Более того, было принято решение соорудить на Валааме технический колодец под установку мареографа – прибора для измерения уровня воды.

          Администрация монастыря принятым решением была удовлетворена и оперативно подготовила необходимые помещения. В августе 1916 года одному из монахов назначено было послушание – вести необходимые наблюдения. Таким образом, в размеренную и веками определенную монастырскую жизнь невольно вмешалась шкодливая научная мысль. Смычка духовного и научного подхода к миропознанию мгновенно дала потрясающие результаты. Проработав несколько месяцев, сначала бесследно исчезли сейсмографы, а затем та же участь постигла и регистрационные данные. Чудом сохранились только визуальные наблюдения теперь уже известного вам монаха Юлиана.           

          К чести монастыря пропажа приборов никого особенно не обескуражила. Решено было продолжать более надежные визуальные наблюдения, которые и велись разными иноками вплоть до 1927 года, а по некоторым данным и до более позднего времени. По крайней мере, в монастырских архивах нашлись упоминания о 125 явлениях подобного плана, которые, к сожалению, ни на миллиметр не приблизили нас к разгадке загадочного явления.

 

          Интересно, а что в старину говорили на эту тему люди? Как объясняли «Голос Ладоги» жители Приладожья? Оказалось, что эти объяснения были весьма и весьма оригинальны и, что греха таить, автору очень даже понравились.

          В поверьях русского севера главная роль зачинщика всех звуковых безобразий отводилась водяному. Мол, это он плачет и сожалеет о выловленной рыбе. Это он задумал женить своих детей и поет на их свадьбе. Это он издает немыслимые звуки перед утоплением человека. Это он глухими ночами собирает в своем дворце утонувших музыкантов, требуя от них задушевных мелодий. Но приобщиться к непреходящим культурным ценностям человечества у него никак не получается, так как плоть бывших артистов давно съедена рыбами и раками, а глаза высосаны пиявками. И как бы трубач не старался, у него не получится прижать мундштук инструмента к когда-то полным своим губам, как не получится разглядеть партитуру дирижеру, а скрипачу настроить свою размокшую скрипку. Ворчит и стонет от разочарования водяной, и лишь верный его барабанщик, стараясь выслужиться,  неистово колотит и колотит пожелтевшими костяшками рук в огромный утонувший барабан и, то отдаляющиеся, то приближающиеся глухие звуки, далеко разносятся по водной толще Ладожского озера, наводя страх и смертельную тоску на редких слушателей мертвого концерта.

          Конечно, с огромным утонувшим барабаном автор явно переборщил, да и «концерты» эти случаются не только ночью, но в целом картина верна. Именно так в старину и объясняли происхождение таинственных и страшных звуков издаваемых Ладожским озером. Но мы-то с вами живем в 21 веке и подобные объяснения загадочных явлений нас могут только позабавить, ведь правда? Нам ведь научное объяснение подавай! Так что же все-таки говорят ученые?

          Ранее распространенная в научной среде сейсмоверсия оказалась, к несчастью, несостоятельной и вопрос этот, само собой, повис в воздухе. Дело в том, что теперь уже доказано, что во время бронтиды сейсмические приборы не фиксируют подвижек земной коры. Природа находится в покое! В покое, друзья, находится природа. А голос-то звучит!!!

          И до сих пор у каждого из нас есть шанс прикоснуться к одному из таинственных явлений природы – «голосу Ладоги», когда из безжизненно-черных глубин поднимается и разрастается тревожно-необъяснимый в своей сути зов древнего озера.

          На что жалуется Ладога? Что хочет нам сказать? Пока нет ответа на этот вопрос.

Николай Борода

Ладожские шхеры. Фото Василия Вешнякова
Ладожские шхеры. Фото Василия Вешнякова

Кольца на Ладоге

          Все истории как-нибудь да начинаются и чем-нибудь да заканчиваются. У этой истории есть начало, а вот окончание… Окончание еще не осмыслено, не разгадано, не написано и ни кем не озвучено… И много пройдет времени прежде чем в этом деле будет поставлена окончательная точка. 

 

 

 

          Начать рассказ я хочу с памятных для России событий 1702 года. Именно весной этого года Великий государь наш Петр, взяв с собой царевича Алексея, канцелярию, дипломатов, часть гвардейцев, всего около 5000 человек, совершил блестящий поход к Архангельску, где с царским рвением принялся возводить крепости и строить корабли.

          Вскоре и до тонкого слуха европейцев донесся стук русских топоров. Пораскинув западноевропейским умом, они решили, что неугомонный Петр собирает силы для того, чтобы Белым морем идти на Стокгольм – безумный план, достойный импульсивного русского царя. Точно в таких же мыслях пребывали и наши милые «друзья» – шведы. Но Петр перехитрит всех и совершит невозможное, а именно, – бросок к югу, на Ладогу, по вновь проложенной, так называемой Осударевой дороге.

          Сотни верст, где волоком по лесам и болотам, где вплавь речками, протоками и озерами, протащили русские богатыри два крепких судна и наконец, беспрепятственно спустили их сначала в Онежское, а потом, свободно пройдя полноводной Свирью, и в Ладожское озеро.

          Ободренный присутствием в Ладоге кораблей Петра, полковник Иван Тыртов скрытно направил свои отчаянные лодки на шведскую эскадру, вольготно расположившуюся в северо-западной части Ладожского озера.

          Историческим утром 27 августа 1702 года, недалеко от Кексгольма,  шведский адмирал Нуммерс (Нумберс) как обычно проснулся на рассвете и, позвонив в колокольчик, приказал подать кофе со сливками. Подобрав полы ночной рубахи, он опустил полные ступни ног в теплые тапочки с заячьими помпонами, потянулся и сладко зевнул. Думал ли он, что через мгновение именно в этой несерьезной одежде придется ему командовать прославленной эскадрой? Вряд ли. Но так и произошло. В следующую секунду дверь адмиральской каюты резко распахнулась, и запыхавшийся денщик с выпученными глазами выкрикнул, что на них движутся лодки, по виду русские! 

          «Какие, к черту, русские? Этого быть не может!» – только и успел пробасить вице-адмирал, как раздались первые выстрелы.

          Все смешалось в шведских рядах. Не прошло десяти минут боя, как с правого фланга загорелись две шхуны, а с левого фланга одна из шхун уже готова была пойти на дно. С диким упорством русские шли и шли на абордаж шведских судов. В стане неприятеля запаниковали. Дым от горящих судов сносило к Кексгольму, невольному свидетелю, как шведского позорного разгрома, так и славы молодого российского флота.

          Пользуясь паническим безволием неприятеля, красавец Тыртов захватил еще две шведские шхуны в плен, и, казалось, нацелился уже и на адмиральское судно.

          Чтобы не усугубить своего и без того безнадежного положения Нуммерс панически бежал от мобильных лодок Тыртова по Неве к Выборгу и лишь там перевел шведский дух свой и наконец переоделся.

          Древняя Ладога была освобождена от неприятельского флота!

«Ах, Ванька, ах, подлец! Ах, сукин сын! Люблю тебя, подлеца! – в голос смеялся Государь и с видимым удовольствием крепко трепал полковника Тыртова за буйные вихры.

          Первый этап плана по очистке Невы от шведского присутствия был блестяще пройден и, получив подкрепление всеми наличными судами, обозами для перевозки солдат и артиллерией, первого октября этого же года Петр атаковал в истоке Невы крепость Нотеборг.

          Через 12 дней ожесточенного сопротивления комендант крепости Густав Шлиппенбах, тяжко вздохнув, вынужден был отдать приказ о капитуляции. «Хотя и жесток, сей орех был, – писал Петр английскому купцу Андрею Стейльсу, – однако, слава Богу, разгрызли, но не без тягости, ибо многие наши медные зубы от того испортились».

 

          Со взятием Нотеборга, позже переименованного Петром Первым в Шлиссельбург, пришло время с еще большем усердием рубить всем известное окно. И ведь рубили так, что щепки от русских топоров летели по всей Европе. Эх, славное время и духа, и оружия русского! Незабвенное время побед и становления Империи российской!

          Прошли столетия.

          Архивные данные о поражении вице-адмирала Нуммерса послужили толчком к тому, что в августе 2003 года в рамках проекта «Тайны затонувших кораблей» по представлению ИИМК РАН  были произведены рекогносцировочные работы на Ладожском озере. Цель – обнаружение шведских судов потопленных полковником Иваном Тыртовым летом 1702 года.

          При гидроакустической съемке полигонов на площади около трех квадратных километров были зафиксированы четыре объекта похожих на затонувшие лодки и, вероятнее всего, корпус деревянного судна. Однако не эти, ценные находки, привлекли внимание исследователей. Гидролокатором бокового обзора были зафиксированы такие необычные предметы, которые поставили исследователей в полный тупик. И ведь было от чего округлить глаза, долго чесать затылок и удивленно цокать языком.

          Дело в том, что на одинаковой глубине от 9 до 10 метров вдоль берега Ладоги были обнаружены 15 невероятных для озерного дна геометрических фигур в виде правильных колец диаметром около 9 метров. При чистом донном грунте, как внутри, так и вне колец, видимая толщина их стенок различалась. Западная часть – примерно 0,5 метра, а восточная – около одного метра. Но самое интересное было в том, что идеально в центре большинства из них были расположены крупные предметы, предположительно камни.

          Вопрос о происхождении этих объектов повис в воздухе. Право слово, на природные образования это никак не тянуло, но трудно предположить и то, что кому-то взбрело в голову проводить столь грандиозное строительство на глубине в 10-то метров! Более того, постройки эти, вероятно, должны быть отнесены к тому времени, когда об акваланге человечество не имело ни малейшего представления. Ответы на многие вопросы мог дать только водолазный осмотр аномальных образований, благо глубина позволяла это сделать без особенных препятствий.

          Потянулись томительные минуты ожидания результатов погружения, и они были не напрасны. При водолазном осмотре одного из пятнадцати колец выяснилось, что пространство донного грунта внутри и снаружи аномального образования совершенно чистое – сложенное из озерного песка. Видимая высота стенки кольца высотой около 0,6 метра, а шириной около метра, сложена из гранитных камней разных размеров, большинство из которых имеет правильную прямоугольную форму. В центре кольца располагался плоский камень другой горной породы со следами непонятных углублений или ямок на плоском верхнем торце.

          Ах, Тыртов! Ай да, молодец! Не надери он в 1702 году задницу шведскому вице-адмиралу Нуммерсу, так и остались бы лежать на дне Ладоги эти загадочные находки. И в 21-то веке оставил птенец Петров по себе память! И какую!

          К разгадке ладожской тайны приступили ученые, как из России, так и из Финляндии. И, честно говоря, результаты многомесячных исследований автора… как бы слово-то точнее подобрать… повеселили. Оказывается, как российские, так и финские ученые пришли-таки к единому мнению, что сложенные из правильных гранитных кирпичей каменные кольца – искусственного происхождения. Чувствуете всю силу этой объединенной научной мысли? Правда чуть позже со стороны российских экспертов-археологов последовало-таки честное признание, что для полной идентификации столь странных объектов данных недостаточно и нужно проводить дополнительные исследования.

          Этой паузой сразу же воспользовались всевозможные толкователи аномальных явлений. Чего только автор не наслушался по поводу загадочных колец. Вы бы, чего доброго, сочли меня ненормальным, если бы я вдруг на мгновение потерял разум и вздумал всю эту ахинею изложить на бумаге.

          Поэтому, давайте наберемся терпения и подождем нормального археологического заключения. А чтобы любителям необъяснимых явлений было не особенно обидно, они могут почитать следующую ладожскую легенду. Уж чего-чего, а необъяснимых явлений в ней будет предостаточно.

Николай Борода

Как появляются легенды

 

Как появляются легенды

 

 

 

          Эта изложенная мною история, рассказанная Валентином Петровым в журнале «НЛО», показалась мне интересной и не лишенной налета какой-то неуловимой правдивости. По крайней мере, первоисточник – кандидат физико-математических наук, да и герои его рассказа вполне реальные люди. Взять хотя бы доктора физико-математических наук, специалиста в области технической электроники и геофизики профессора И. П. Имянитова, взявшего себе литературный псевдоним Илья Янитов. Может кто-нибудь помнит его сборник рассказов «Тропинки в атмосфере»? Весьма достойная вещь. Однако давайте перейдем ближе к делу. А насколько все это правдиво решать, конечно, читателю.  

 

 

 

          Эта таинственная история началась хмурым осенним днем 1971 года. К самому концу рабочего времени заведующий кафедрой экспериментальной физики атмосферы Ленинградского гидрометеорологического института профессор Качурин позвонил супруге, и, узнав, что на ужин готовится парная отбивная с лучком и зеленым горошком, срочно засобирался домой. Уже накидывая плащ, он увидел перед собой тогда еще скромного аспиранта  этого же института Валю Петрова в компании с двумя военными. Странная троица вид имела растерянный и слегка извиняющийся.

     -     Ну, что, маэстро Петров, какие ко мне вопросы? И, если можно, – побыстрее, я тороплюсь по весьма важному, не требующему отлагательств делу, – пробасил профессор.

     -     Да вот тут… э… как бы это сказать… Одним словом…– промямлил молодой аспирант и, внезапно умолкнув, как обычно покрылся пунцовой краской.

     -     Профессор, мы просим дать нам консультацию по необычному явлению, которое зафиксировано на нашей кинопленке, чувствительной в инфракрасной области спектра, – отчеканил один из военных.

     -     Ну что же, могу уделить вам всего лишь несколько минут, – недовольно буркнул Качурин, и размашистым шагом направился в институтскую кинобудку.

          Развернув кинопроектор в сторону висящего на стене листа пожелтевшего ватмана все четверо стали просматривать фильм.

          Три часа пролетели как одно мгновенье. Телефон в кабинете профессора звонил не умолкая. Раскаленную трубку брать было некому. Звонила его молодая жена. Но ни ее судьба, ни судьба свиной отбивной на косточке с лучком и зеленым горошком профессора уже не интересовала. Забыв обо всем на свете, ученый всё просматривал и просматривал одни и те же уникальнейшие кадры.

          И молчал.

          Съемка велась автоматически, через электронно-оптический преобразователь, в течение минуты, с интервалом в половину часа. Снималась ночная панорама дальнего леса. О цели съемки военные начисто отказывались говорить.

          Первый раз камера включилась ровно в 22 часа, потом в 22-30, 23-00, 23-30 и т. д.  До часу ночи ничего существенного не происходило. И вот на кадрах снятых около часа ночи на пленке появилось нечто неожиданное.  

          Беспристрастный оптический прибор зафиксировал над дальним лесом сначала светящийся край непонятного объекта, а потом… а потом в течение следующей отснятой минуты можно было увидеть, как над темным лесом выползает почти наполовину огромное солнце в десятки раз превышающее размеры нашего светила по угловым размерам! Смотреть на это было жутко! Казалось, что съемки ведутся на чужой планете. Фантастическое зрелище завораживало, пугало, в прямом смысле слова – вводило в трепет. Казалось, еще мгновенье, и к зениту тяжело поднимется нечто огромное, страшное и смертельно опасное для всего человечества. Но, к счастью, на следующих кадрах это нечто стремительно погрузилось в лес.

     -     Ну, что скажете, профессор? – наконец робко спросили военные, укладывая в жестяную коробку драгоценную кинопленку.

          Растерянный доктор физико-математических наук Качурин отрешенно пожал плечами и… и, бормоча что-то себе под нос, ни с кем не простившись, медленно, как лунатик, побрел к выходу.

     -     Это… это удивительное… э… явление, – выдал аспирант свое научное заключение и потрусил за профессором, оставив военных в растерянности и полном недоумении.

          На том, наверное, эта детективная история и закончилась бы, но судьба решила не оставлять господина Петрова в покое и выбрала его для вторичного испытания.

          В конце тех же семидесятых годов довелось нашему герою увидеть это явление воочию. А было это так.

          Возмужавший маэстро вместе со своим приятелем доктором физико-математических наук Никитой… Никитой… да как же его… Короче говоря, пригласили трех девушек, студенток этого же института, покататься вечерком на легком катере. Как водится, около одного из отдаленных ладожских островов, моторчик возьми, да и заглохни. Никита покрутил туда-сюда рукоятку газа, постучал кулаком по крышке залива топлива и озабочено молвил:

     -     Всё, Мариночка!  Сгорели вкладыши каленвала! Придется ночевать на острове. Утром моторчик остынет и заведется, слово даю.

          Делать нечего, пришлось всей компанией высаживаться на остров и думать, как без ущерба для здоровья провести ночь под луной.

          Стемнело.

          Кто-то из девушек попросил горячего чайку, и Валентин отправился на скалистый берег Ладожского озера набрать водички, да так там и застрял.

          Перед округлившимися глазами старшего научного сотрудника происходила какая-то чертовщина! Восточный горизонт Ладоги вдруг вспыхнул грандиозным пожаром и из огня начал медленно выползать край громадного темно-красного диска. Кадры военного фильма повторялись наяву. Смотреть на это было не то, что жутко, а невозможно жутко. За десять минут диск выполз примерно на треть, после чего Валентин опомнился и позвал остальных.

          В небе сияла полная луна, и можно было сравнивать угловые размеры объектов. Чужое солнце было больше лунного диска раз в тридцать – его угловые размеры превышали 15 градусов! И это при том, что кровавый неопознанный объект был виден только на треть!

          От непонимания происходящего вся компания не могла проронить и слова. В полной тишине ночи на их глазах происходило нечто грандиозное! Непознанное человечеством явление природы развивалось в непредсказуемой последовательности.

          Два старших научных сотрудника и три человека с неоконченным высшим образованием еще в течение получаса наблюдали, как жуткого размера диск вползает обратно за горизонт, и, как после полного его погружения над местом «посадки», отмечалось слабое красное свечение.

          По возвращению в Ленинград Петров не утерпел и на вопрос заведующего лабораторией атмосферного электричества Главной геофизической обсерватории И. П. Имянитова: «Как, Валентин, отдохнули?», взял все и рассказал, впрочем, умышленно умолчав лишь о вкладышах каленвала.

          Профессор Имянитов объяснить явление не смог, но припомнил аналогичный случай, описанный курсантом Добошем, когда подобное явление наблюдалось в городе Губаха Пермской области в ноябре 1975 года и продолжалось около 20 минут.

Паралельный мир
Паралельный мир

          Позже стали известны несколько случаев подобных явлений за рубежом, после чего появились и первые объяснения, из которых следовало, что солнце это не простое, а находящееся, в параллельном мире. На вопрос как, мол, такое возможно? прозвучал невозмутимый ответ, что это от того, что барьер между мирами иногда становится полупрозрачным. И баста!

          На этих словах автору хочется прервать изложение странного рассказа кандидата физико-математических наук Валентина Петрова, и поделиться с читателем некоторыми личными наблюдениями. Оказывается, в природе существует одна очень важная закономерность, гласящая, что человек, однажды столкнувшийся с аномальным явлением, непременно столкнется с ним еще один раз. Между прочим, у Валентина Петрова так и вышло, даже еще круче вышло. Листая давние подшивки журнала «НЛО», поневоле проникаешься еще большим доверием к правдивости рассказов кандидата физико-математических наук. Оказывается, чуть позже он стал непосредственным свидетелем того, что из Ладожского озера поднялся огромный световой столб, увенчанный огненным шаром раза в три больше Луны, который, к его ужасу, начал в муках и корчах рожать другой шар. А совсем недавно попалась мне на глаза его же заметка о том, как под Приозерском телепортировалась девушка Таня. Пошла влюбленная девушка прогуляться на лыжах и пропала. Ни продолжения лыжни, ни Тани! Такие вот аномальные, товарищи, дела! Ну как можно не верить такому человеку? Может кому-то покажутся странными мои мысли, но я верю! Скучно без этого жить. Не интересно, как-то. Поэтому и верю. Вот взять хотя бы Лох-Ладожское чудовище. Не верите? А зря.

Николай Борода

Ладожское чудовище

          Где-то я вычитал, что воочию столкнуться с подводным чудовищем проще простого. Достаточно несколько сотен километров пройти якутскими реками Лена и Алдан, потом проехать тряским Магаданским трактом до населенного пункта Томтора, а уж оттуда – пешочком, по мхам и жердям, по болотам и кочкам, около 120 километров до уютного озерка Лабынкыр, где можно в изобилии увидеть водяных чертей.

          Но есть и второй путь, который значительно короче – всего лишь до берега Ладоги.

 

 

          Вот что случилось в далеком 1980 году с жителем Питкярантского района Петром… Петром… вот фамилию, к сожалению,  он просил не называть. Говорит, что над ним и так все потешаются. Короче говоря, любил Петр ежевечерние медитации на берегу ладожского залива. Бывало, засиживался допоздна.

          В тот раз он как обычно отправился на очередной сеанс. Вечерело. Ладога была непривычно тиха. Расстелив на теплом валуне газетку «Труд», Петя достал из авоськи необходимые для медитации предметы, а именно: краюху черного хлеба, плавленый сырок за 13 копеек, половинку подсохшего бутерброда с вареной колбасой и то, чего нет милее сердцу рабочего человека в конце трудового дня, – поллитровку чистой как слеза «Столичной». Наполнив стакан наполовину, он по традиции поднял его к глазам и посмотрел на просвет. Лучи вечернего, заходящего за лесистую скалу солнца, преломляясь хрустальными гранями волшебной тары, сверкали и играли всем многоцветьем радуги. В предвкушении истинного,  наслаждения, наш герой медленно закрыл глаза, и крупными глотками опорожнил огненное содержимое. Волной блаженного тепла обдало истомившиеся внутренности. Медленно выдохнув, он поднял с газетки половинку бутерброда и, поднеся его к раскрытому рту… так и замер в изумлении! Картина, раскрывшаяся перед его взором, напрочь парализовала его волю и тело.

          Вот в этом положении, с бутербродом у раскрытого рта и округлившимися глазами, мы и оставим нашего уважаемого героя до того момента, пока не проведем небольшой экскурс в историю одного загадочного явления, наблюдаемого на Ладоге многими людьми на протяжении долгих лет. И начнем свой рассказ с письменных источников Валаамского монастыря. В хрониках обители упоминается некое невиданное животное, повадившееся варварски опустошать сети монахов. Якобы эта тварь подводная подчистую выбирала рыбу из сетей. К сожалению рисунка, а тем более фотографии «неизвестного существа», монахи нам не оставили.

          Кстати, о странных животных населяющих глубины озер и крупных рек известно на Руси со средних веков. Исследователь русского севера академик Рыбаков утверждал, что у священного ящера, которого новгородцы называли «коркодилом», есть реальные прообразы, и существование их не вызывает у него сомнений. Достаточно было опубликованной им  выдержки из Псковской летописи гласящей, что в лето 7090 изыдоша коркодили лютии звери из реки и путь затвориша; людей много поядоша, как у нас в стране, одна за другой, стали рождаться прямо фантастические гипотезы. Самая распространенная из этих гипотез гласит, что в связи с глобальным потеплением, средневековые «лютьи звери каркаделы», вдруг, воспряли хищным своим духом и… Одним словом, пора, думаю, переходить к реальным свидетельским показаниям, тем более, что центральные и карельские газеты только об этом и трубят.

          Вот, например, высказывания А. Коновалова, жителя поселка Мантсинсаари Питкярантского района: «Помню, был яркий солнечный день. Ветра почти не было. Взглянув на гладкую поверхность озера, мы увидели вдалеке какой-то предмет, находившийся на поверхности воды и ярко блестевший на солнце. Собственно, поэтому мы его и заметили. Поначалу подумали, что, может, какой катер перевернулся, и даже решили подойти к нему проверить, но, присмотревшись, увидели, что «предмет-то живой! Он медленно плыл вдоль берега, однако было видно, что он к нам приближается. Если честно, то струхнули мы, завели мотор и прямо к берегу, благо недалеко был. О том, что в озере «чудовище» есть, мне еще в свое время отец рассказывал, да и народ поговаривает, что где-то его якобы видели. Я не очень-то этому верил, а тут и припомнилось вдруг все это. Взобравшись на береговую террасу, мы продолжили наблюдение и убедились, что это какое-то огромное животное. Оно приближалось, и уже можно было рассмотреть те его части, которые выступали из воды. Длина его тела — приблизительно около десяти метров».

          А вот как описывает встречу с монстром житель поселка Ууксу господин Ермолаев: «Внезапно вода забурлила, и на поверхности показалась голова темно-серого чудища. Животное разинуло пасть, зашипело и исчезло под водой».

          Не кажется ли уважаемому читателю, что описание Ермолаева страдает излишней лаконичностью? И почему бы это? Огрехи с возможностью фантазировать или что-то другое? Ни слова даже о размерах этой головы. Странно.

          А теперь посмотрим на описание монстра жителем Соравалы М. Бардиным: «Над водой показалась небольшая голова на грациозной шее, хорошо различались очень крупные глаза. Животное, видимо, охотилось, рыская головой в разные стороны. Затем голова скрылась под водой. Слава богу, что оно находилось достаточно далеко и не обратило на меня, Михаила Бардина, никакого внимания».

          Думается, что если из этого фрагмента полностью убрать упоминание о Михаиле Бардине, останется типичное описание Лохнесского чудовища. Списано как под копирку! Маленькая голова на грациозной длинной шее…

          А вот российский научно-популярный журнал «Чудеса и приключения» в 2002 году поместил более обширную заметку А. Шиманского, которому до поры до времени тоже нравились уединенные медитации на берегу ладожского залива. Заметка называлась «Несси в Ладоге». А. Шиманский вспоминает: «Мы приехали из Санкт-Петербурга на северо-восточный берег Ладоги в середине июня, с целью сбора материала по зараженности леса вредителями. В конце июня погода установилась, и для меня стало ритуалом сесть на согретый за день валун и между делом любоваться переменчивыми красками вечерней зари, отражавшейся в зеркале озера. И вот однажды произошло что-то совершенно удивительное. Залив озера между двумя мысами покрылся рябью и шумом прыгавших из воды косяков рыбы, а над поверхностью воды змеилась какая-то масса, создававшая большие волны. Ближе к берегу над водой возникла огромная голова, сливавшаяся с толстой шеей. Она издала шипяще-свистящий звук и вновь погрузилась в воду».

          Помните, в описаниях Бардина, у загадочного животного была грациозно-тонкая шея, украшенная изящной головкой? Прошло не так много времени, как появилось свидетельство Шиманского, где он прямо говорит о толстой шее и огромной голове. Вы думаете это значительное расхождение в показаниях? Ничего подобного! Автор предполагает, что ладожский душегуб отожрал-таки морду на дармовых харчах! В доказательство своей версии приведу свидетельство некого Александра, который 28 мая 2002 года в течение всего дня безрезультатно удил рыбу в одном из ладожских заливов. Надоело. Свернулся за пять минут. И вдруг…

          «Я уже собрался возвращаться. – говорит Александр, – Как вдруг что-то с силой ударило в дно лодки! Минуту спустя удар повторился, причем сильнее первого. Лодка закачалась и перевернулась… Теряя сознание, я в последний момент увидел огромное, покрытое чешуей змеевидное тело с треугольными выростами на хребте. Сердце мое остановилось, и черная бездна поглотила меня».

          «Неужто погиб!» – подумают особо впечатлительные читатели. Отвечу откровенно: «Начисто»!

          Находящиеся поблизости рыбаки достали лишь безжизненное тело посиневшего утопленника, но, на всякий случай, сначала переодели его во все теплое, а потом насильно напоили. И случилось чудо! Александр ожил и дал признательные показания.  

          Однако, не пора ли нам вернуться к нашему уважаемому герою. А то ведь так и сидит, бедный, на берегу ладожского залива с открытым ртом и бутербродом в левой руке.

          Вот его рассказ: «РАССКАЗ РЕДАКТИРУЕТСЯ АВТОРОМ».

          Вы скажите, что это бред не совсем трезвого человека? Как сказать! Есть организация, которая очень серьезно относится ко многим свидетельским показаниям и на их основе выдвигают научные гипотезы. Вы спросите автора,  кто же это? Да вот хотя бы сотрудники Международной академии меганауки. Ничего не вижу смешного. Да! Есть такая академия! И, предчувствуя второй вопрос, сразу на него и отвечу – есть и мега-академики!

          Так вот. По их мнению мы, друзья, находимся на пороге удивительного открытия, которое перевернет наши представления как о животном мире ладожского озера, так, видимо, и о Ладоге в целом. И лично я в этом мало сомневаюсь. Мега-люди ладожского края скучать нам еще долго не дадут. Это я вам точно говорю. Вот увидите.

 

P.S.

          А между тем, пока автор неоправданно глумился над ладожским чудовищем, ранним сентябрьским утром, в Приозерске, недалеко от Чертова моста, случилось-таки знаменательное и поворотное событие. В реке Вуоксе, вы не поверите, было поймано жутчайшего вида существо, имеющее четыре мощные и когтистые лапы, вытянутую морду, огромную и сильную зубастую пасть, мускулистое тело, длинный гибкий хвост, крупные глаза навыкате и, о, ужас, треугольные выросты на хребте! Цвет монстра был зеленый, а неподвижное окоченевшее от холода тело тянуло под 50 килограммов живого веса, о чем с нескрываемым восторгом и сообщили две газеты "КП" и "МК" из Санкт-Петербурга. Случилось это знаменательное событие, как заметили журналисты, «из-за размножившихся в этих краях браконьеров, которые всюду расставили свои сети».

Приозерск. Чертов мост
Приозерск. Чертов мост

          Стыдливо обойдя тему удачного размножения приозерских браконьеров, хочется добавить, что существо это имело вполне законное название, а попросту говоря, именовалось крокодилом. Какими судьбами угораздило несчастную рептилию влететь в браконьерскую сеть, непонятно, как не понятно и то, кто же выпустил зверюгу погулять?

          Повязанный по рукам и ногам Кешка, по-человечески стонал, закатывал от страха глаза, лил слезы и безуспешно пытался разжалобить мучителей, которые, недолго думая, поволокли несчастного пленника через весь Приозерск в местный бар "Капитан Морган", с небескорыстной мечтой устроить пресмыкающееся на престижную для рептилии работу, кажется рекламным агентом. Вызвав нешуточный переполох среди посетителей и администрации бара, рабовладельцы были выставлены за дверь по причине отсутствия в "Моргане" подходящего террариума, после чего судьба несчастного Кешки прослеживается весьма и весьма туманно. По разным слухам его либо отдали в зоопарк, либо пустили-таки на кошельки и сумочки, но многие, и весьма многие граждане поговаривают, что Инокентия Нильского, "на радость людям", выпустили в свободную Ладогу нагуливать толщину шеи и размер рептильской головы.

Николай Борода

Небо над Ладогой. Фото Дарьи Штерн
Небо над Ладогой. Фото Дарьи Штерн

Легенда залива Импилахти

(или почему в одноименном поселке мужчин в три раза меньше, чем женщин)

 

 

 

          Русалки относятся к существам низшего мифологического уровня. Тело у них белое, как снег, лицо светлое, волосы красновато-светлые и длинными локонами расстилаются по плечам. По другим описаниям, они вечно юные необыкновенные красавицы. По ночам они сидят на прибрежных камнях, расчесывая волосы. В некоторых описаниях русалок усиливаются их фантастические черты. Они изображаются с рыбьими хвостами или же перепонками между пальцами. Иногда они имеют облик почт прозрачных девочек, а, бывает, выступают в виде белок, крыс, лягушек, которые появляются перед женщинами, моющими белье. Своим пением они способны заманивать слушающих их.

 

Грушко Е. А. Энциклопедия русских чудес.

 

 

          Нельзя не согласиться с исследователем Андреевым, который в конце 19 века подметил, что «вид залива угрюмый, таинственный, и в то же время исполненный скрытого очарования». Длинный и узкий, с крутыми скалистыми берегами, он и в самом деле производит сильное впечатление на людей чувствительных, да и не только на них. Стоя на обрывистой кромке скалы, действительно начинаешь понимать, что изложенная ниже история могла произойти только здесь – на сумрачных берегах загадочного залива Импилахти, и нигде больше! Да что и говорить! Даже в самом названии залива заложена старинная легенда о страстной любви юной барышни к небогатому молодому человеку.

          К сожалению, конец этой истории намного романтичнее ее начала, поэтому, экономя читательское время, уложим начальную часть повествования в недлинный ряд слов, таких как: девушка, юноша, ее капризы, его настойчивость, поцелуи, любовь, невозможность свадьбы по бедности юноши, крутая ладожская скала, самоубийство красавицы.

Скалы залива Импилахти
Скалы залива Импилахти

          И тут-то, друзья, начинается самое интересное!

          Сей последний полет отчаянной грешницы превратил ее в фантастическое, одержимое неутолимой страстью существо Импи. И теперь чуть ли не каждую ночь, получившая вечную юность красавица, выбирается из черных глубин Ладожского озера вычесать ил из волос, поплескаться в прибрежных лунных водах и спеть на угрюмом каменистом берегу свою призывную песнь.

          Льется неспешная песня, звенят под луной скромные колокольчики и льнет трава к влажным береговым камням черного залива Импилахти. Тиха и соборно-торжественна в такие моменты природа, и, кажется, что даже луна замедляет свой вечный ход по темному небесному своду и долго любуется матово-белым бескровным телом грешной девушки, зовущей давно мертвого своего возлюбленного.

          И горе нестойкому мужчине, которому "посчастливится" услышать голос Импи! Как безвольный телок, забыв даже имя свое, идет он в объятья холодной нежити, и, перебирая руками длинные пряди шелковых ее волос, льнет теплой мужественной щекой к матово-влажной груди трупа.

          "Ах, не тот!" - вскрикивает страшным голосом утопленница, и дикий, душераздирающий вопль многократным эхом далеко разносится по округе.

 

Николай Борода

Карельский миф о возникновении ладожских шхер

 

         Наконец в карельском варианте мифа инициатором творения оказывается сатана. Он велит гагаре трижды нырять за землей, и только когда птица устроилась на суше, а сатана запрятал часть земли в рот, появился Дух Божий. Он увидел, что земли мало, но сатана настаивал на том, что со дна ее подняли всю, тогда Бог обнаружил землю у сатаны во рту и заставил ее выплюнуть. Тот плюнул на север, и она превратилась в камни, скалы и горы.

 

Мифы финно-угров / В.Я. Петрухин. – М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2005

 

 

          В этой простеньком мифе, похожем скорее на водевиль, задействованы всего лишь три персонажа – веселый черт, Дух Божий и жирная гагара.

          Давненько, однако, произошла эта история. И все только потому, что Дух Божий оставил на время Землю и отправился в дальнее путешествие – наводить порядок в глухом углу Вселенной.

          Оставшись на время без умного собеседника, черт, как водится, заскучал, и, смеха ради, принялся глумиться над толстушкой, заставляя бедную птичку нырять за землей до тех пор, пока на водной глади не образовался маленький островок суши.

          Черту занятие это показалось забавным и, чтобы поизмываться над наивным своим пленником подольше, он большую часть земли хитро прятал в рот, пока, наконец, на сцене не появился Дух Божий, и не поинтересовался, какого дьявола тут происходит в его-то отсутствие?

           Черт, естественно, смолчал, так как рот его был занят. Трижды Дух Божий задавал свой вопрос, но черт только мычал и отрицательно качал рогатой головой.

          Косясь на костлявый кулак за спиной истязателя, молчала и трусливая гагара.  

          Наконец Дух Божий все понял, с укоризной посмотрел на черта и приказал земле увеличиться в объеме.

          У бедного парнокопытного неимоверно раздулись щеки и, выпучив от натуги глаза, он вынужден был далеко плюнуть на север.

          Вот эта, скрепленная слюной черта земля, и превратилась в гранитные камни, скалы и горы, образовав замысловатые узкие протоки, проливы, тупиковые бухты, словом некий чертовски-каменистый лабиринт, попав в который человек без карты нет-нет, да и чертыхнется, рискуя никогда оттуда не выбраться. И чем больше неудачливый путешественник поминает черта, тем глубже и глубже заводит его нечисть в тупиковые лабиринты загадочных ладожских шхер, и тем громче смеется над ним жирная гагара.

Николай Борода

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ