Волшебные и лечебные травы

«Что же ты молчишь, старик? Али нет у тебя зелья, али корня какого приворотить ее? Говори, высчитывай, какие есть чародейные травы? Да говори же, колдун!

-          …Всякие есть травы. Есть клюка-трава, собирается в Петров погост. Обкуришь ею стрелу, промаху не дашь. Есть тирлич-трава, на Лысой горе под Киевом растет. Кто ее носит на себе, на того ввек царского гнева не будет. Есть еще плакун-трава, вырежешь из корня крест, да повесишь на шею, все тебя будут, как огня бояться!..

-          Есть еще адамова голова, коло болот растет, разрешает роды и подарки приносит. Есть голубец болотный; коли хочешь идти на медведя, выпей взвару голубца, и никакой медведь тебя не тронет. Есть ревенка-трава; когда станешь из земли выдергивать, она стонет и ревет, словно человек, а наденешь на себя, никогда в воде не утонешь.

-          А боле нет других?

-          Как не быть, батюшка, есть еще кочедыжник, или папоротник; кому удастся сорвать цвет его, тот всеми кладами владеет. Есть иван-да-марья, кто знает как за нее взяться, тот на первой кляче от лучшего коня удерет.

-          А такой травы, чтобы молодушка полюбила постылого, не знаешь?

Мельник замялся.

-          Не знаю, батюшка, не гневайся, родимый, видит Бог, не знаю!

-          А такой, чтобы любовь свою перемочь, не знаешь?

-          И такой не знаю, батюшка; а вот есть разрыв-трава: когда дотронешься ею до замка али до двери железной, так и разорвет на куски!

-          Пропадай ты со своими травами! – гневно сказал Вяземский и устремил мрачный взор свой на мельника».

                                                                                                                                А. К. Толсой «КнязьСеребряный»

          Ой, лукавил дедушка. Ведал ведь, что есть такая трава, да держал, хитрец, язык за зубами. В старину она звалась одолень-трава. Уж чего-чего, а этого растения на Селигере больше чем достаточно. Вот что сказано о ней в старинном травнике: «Одолень растет при реках, ростом в локоть, цвет рудожелт, листочки белые. И та трава добра, коли человека окормят; и, дав ту траву, скоро пойдет низом и верхом. И корень травы добр от зубной болезни, и пастуху, чтобы стадо не расходилось, или кто не любить тебя станет, и хочешь его присушить, - дай ясти корень».

          Оказывается одолень-трава ни что иное, как обыкновенная кувшинка.

          Много преданий старины относится и к папоротнику, а точнее к его цветку. Верят в папоротников цвет и на Селигере.

          Ботаника не признает факт цветения папоротника. Растение размножается спорами, созревающими на обратной стороне листьев, но поверье живет веками, и ничего тут не поделаешь.

          Как известно из древних преданий, папоротник цветет один раз в году, в ночь на Ивана Купалу. Купала – языческий бог, которому в далекие времена «благодарения и жертвы в начале жатв приносиху». Впрочем, в эту короткую колдовскую ночь можно добыть не только цветок папоротника, но и другие магические травы, ведь уже на следующий день сорванная одолень-трава будет всего-навсего обыкновенной кувшинкой, плакун-трава – дербенником иволистым, а ведьмино зелье – золототысячником, без всяких оккультных свойств. Неспроста русский языческий праздник Ивана Купалы называется еще и «травником».

          А вот и рекомендации сорвиголове, дерзнувшему опровергнуть познания современной науки и заполучить цветок папоротника – главное колдовское растение, позволяющее и деньжат, и какую-никакую власть заиметь. Ведь, как известно, между деньгами и властью дистанция минимальная, если она есть вообще.

          Значит так. До полуночи нужно прийти в лес, выбрать глухое место в папоротниковых зарослях, очертить себя кругом и ждать. Ровно в полночь начнет подниматься над листьями колдовского растения мерцающая почка, похожая на крохотный уголек. Она будет двигаться, прыгать и щебетать, как мелкая пташка. Но лишь только тогда, когда почка с громким хлопком лопнет и лучистым пламенем полыхнет колдовской цветок, можно покинуть магический круг и сорвать цвет. Здесь и начинается самое страшное. Сорвать – это только треть дела. Главное сберечь цветок, ведь нечистая сила зорко стережет его. Все бы ничего, да пугаться и оглядываться на зов нельзя. Оглянулся – погиб! Отберет нежить трофей и в лучшем случае рассудка лишит, в худшем –  жизни. Не зря и до сегодняшнего дня еще нет примеров, что кому-то, кроме колдунов, удалось овладеть вожделенным магическим цветком.

          По тем же поверьям, огненный цветок нужен для того, чтобы найти разрыв-траву. Найти ее может только тот, кто смог отбить у чертей папоротников цвет.

          Искать разрыв-траву проще простого. На какой траве коса переломится, та и есть разрыв-трава. И тогда все клады твои! Все замки откроет травка, а «чертяке» ничего не останется, как в бессильной ярости грызть собственные копыта. Нетрудно проследить и причинно-следственную связь, ведь, как известно, деньги – это во все времена самый расхожий магический материал, который и престарелого пузана может в одночасье превратить в стройного симпатичного юношу. А что? Разве мало таких примеров? Единственные препоны на славном пути к обеспеченному будущему могут возникнуть из-за налоговой полиции, но это уже совершенно другая история, к чертям отношения не имеющая. Это покруче будет. Здесь никакими травками не обойдешься, а сказы о разрыв-траве к балансовому отчету не пришьешь. Там и графы-то такой нет. 

Плакун-трава
Плакун-трава

          Девять волшебных трав издревле знали на Руси. О некоторых вы уже прочли в приведенном фрагменте из книги Толстого «Князь Серебряный». На Селигере есть еще и:

 

Плакун-трава.


          «Есть трава плакун, а растет при озерах, высока, в стрелу, цвет багров и та трава вельми добра; держи в чистоте, давай скоту, который вертится, или которые ребята не спят, клади в головы, а крест из нее вырезать и носить при себе вельми добро».

          Современное название плакун-травы – дербенник иволистый. Как показали исследования, медицинскими достоинствами трава не обладает. Все другие достоинства предмет исследования уже не медиков.

          При работе с множеством антикварных и современных травников мы обратили внимание, на то, что исконно языческие обряды практически растворились во времени или непостижимым образом перемешались с христианской религией, что само по себе кажется просто невероятным и вызывающим сожаление, ведь язычество и христианство вещи совершенно несовместные. Как пример можно привести колдовской обряд, связанный с плакун-травой или дербенником иволистым.

          У плакун-травы без применения железных орудий в ночь на Ивана Купалу выкапывается корень, который обладает силой смирять нечистую силу, приводить ее в страх и покорность. А если крест из нее вырезать и носить при себе – вельми добро. Но прежде необходимо прокрасться в церковный храм, и не куда-нибудь, а в алтарь и, обратив вытянутую руку с корнем плакун-травы на восток, прочесть заговор: «Плакун, плакун! Плакал ты долго и много, а выплакал мало. Не катись твои слезы по чисту полю, не разносись твой вой по синю морю. Будь ты страшен злым бесам, полубесам, старым ведьмам киевским. Не дадут тебе покорища, утопи их в слезах; а убегут от твоего позорища, замкни в ямы преисподние. Будь мое слово при тебе крепко и твердо. Век веков!» И с этого момента корень, якобы, приобретет сверхъестественную силу отгонять чертей и очищать от скверны помыслы человека. Все просто до безобразия и нелепо по своей сути.

          Разумеется, смешение христианской и языческой культур произошло по вине древних и современных чернокнижников, исключительно для придания ритуалу некой значимости и весомости, отчего такие ритуалы стали, в некоторых случаях, уголовно наказуемыми. Чего только стоит раскапывание могил некрещеных младенцев или использование христианских икон не по назначению.

          Некоторые обряды не вызывают ничего более кроме улыбки. Например, чрезмерно замысловатые манипуляции с цветком лилии, и все только лишь с одной целью – дабы не клонило в сон.

          Лилия, сорванная в тот день, когда солнце находится в созвездии Льва (август), смешанная с  соком точно не помним какой травы и продержанная несколько дней под навозом, превращается в червей. Если этих червей высушить, истолочь в порошок и обложить вокруг шеи – во всю ночь не уснешь.

          Спрашивается, не легче ли просто выпить рюмочку коньячку, пару чашек крепкого кофе, или просто подумать о налогах?

Разрыв-трава.

 

         В некоторых старинных травниках есть прямое указание на то, что разрыв-трава это все тот же папоротник, или очень похожее на него растение. По последним исследованиям ботаников, разрыв-трава, скорее всего, папоротник ужовник (очень редкий вид папоротника), или в народе – змееязычник. Действительно от его листьев отходит вырост, напоминающий узкий язык змеи. И, тем не менее, нет абсолютной уверенности, в том, что разрыв-трава это ужовник. Возможно, сегодняшним ботаникам надо было первым делом поразмыслить о том, как раздобыть в ночь на Ивана Купалу цветок папоротника, а уже затем искать разрыв-траву.

          Разрыв-трава имеет в народе еще два названия: прыгун и скакун. Поговаривают, что трава до такой степени редка, что простому смертному она никогда в жизни не попадается на глаза и найти ее может только счастливый хозяин цветка папоротника, или человек, посвященный в таинства чернокнижия. Как не парадоксально, но некоторые кладоискатели поныне верят в разрыв-траву и готовы платить за нее колоссальные деньги, ведь именно эта травка помогает добывать неправедно нажитые разбойничьи клады.

Одолень-трава.


Описание приводилось выше. По русским языческим поверьям нужно было прочесть заговор на путь-дороженьку:


«Одолень-трава! Одолей ты злых людей: лихо бы на нас не думали, скверного не мыслили. Отгони ты чародея, ябедника. Одолень-трава! Одолей мне горы высокие, долы низкие, озера синие, берега крутые, леса темные, пеньки и колоды.… Спрячу я тебя, одолень-трава у ретивого сердца, во всем пути и во всей дороженьке».


          Как видим, обыкновенная кувшинка, спрятанная у сердца, помогает страннику в путешествиях.

          Какими только свойствами не наделяются дивные травы Селигера. Оказывается с их помощью можно разбогатеть, стать повелителем нечистой силы, преодолеть гравитацию, прокрасться в мысли другого человека, установить факт прелюбодеяния дражайшей половины, а так это, или не так, авторы ничего определенного сказать не могут. Потому что, на метлах мы не летали, в мысли женам не проникали, нечистой силой не повелевали и прочей ересью не страдали. Более того, кажется нам, что чрезмерная доверчивость колдунам и чародеям может привести к печальным результатам. Помните, как образно писал на эту тему поэт Некрасов.

 

Старуха его окатила.

Водой с девяти веретен

И в жаркую баню сводила,

Да нет – не поправился он!

Тогда ворожеек созвали –

И поят, и шепчут, и трут –

Все худо! Его продевали

Три раза сквозь потный хомут,

Спускали родимого в пролубь,

Под куричий клали насест…

 

          Чем это все закончилось для больного, вы знаете. Печальная история, не правда ли?

          Зеленой аптекой титулуют Селигер, потому что величайшее многообразие растений множится на его берегах. И ведь что ценно; все эти травы пригодны для лечения. Читатель видимо улыбнется, полагая, что лекарственные растения на то и лекарственные, чтобы ими лечиться, но не забывайте, что в экологически неблагополучных местах скорее можно занемочь от подобного лечения, чем поправить собственное здоровье.

          Авторы не могут взять на себя ответственности в рекомендациях о применении трав. Это дело врача. Но перечислить не все из них, а наиболее распространенные мы можем. И не забывайте, что все эти травы Селигера обладают истинно чудотворной природной силой.

         

Лесные травы.

          Ландыш майский, купена аптечная, лапчатка прямостоячая, или калган, мята лесная, папоротник щитовник, хмель, чабрец, чага.

 

Полевые травы.

          Мать-и-мачеха, пастушья сумка, подорожник, валериана лекарственная, василек синий, спорыш, пустырник сердечный, ромашка аптечная, тысячелистник, хвощ полевой. На песчаных холмах с редкой растительностью встречается бессмертник песчаный, или, как его обычно называют, кошачьи лапки.

 

Луговые травы.

          Девясил высокий, донник лекарственный, душица обыкновенная, зверобой продырявленный, крапива двудомная, одуванчик, пижма, синюха голубая, фиалка трехцветная, череда, щавель конский.

 

Водные травы.

          Аир болотный, багульник, он же багно, багун душистый, болотная одурь, болотник, кубышка желтая и вахта трехлистная. 

          Грандиозна сила природы, но беспредельна ли она? Ответ на этот вопрос давно известен. Нет, не беспредельна. Как бы хотелось, чтобы безвозвратно не ушло в прошлое очарование этих мест, чтобы никогда не загрязнялись воды и не гибли леса Селигера. Банальная мысль о том, что нужно что-то оставить после себя нашим детям, не кажется такой банальной, когда видишь горелые леса, загаженные делянки. Но Селигер по сей день терпит. Пока еще скрипит старичок Селигер. Невозможно потерять то, что составляет целый пласт русской культуры, ведь природа это естественное откровение божье, доставшееся нам даром. Это путь к духовному очищению, путь к вдохновению, к прозрению и, в конечном итоге, к спасению грешных душ наших. Так имеем ли мы право лишать наших детей всего этого? 

         А пока светит солнце над прекрасным озером, и дождь орошает землю. Все, как сто лет назад. И чистые травы умываются утренней росой, так же, как умывались они росой во времена наших русских предков. Жив Селигер. Живет и наша надежда на лучше.

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ