Осташков

 

 

          Берега Селигера были заселены людьми еще в далеком каменном веке. Яркое тому подтверждение – находки археологов. Каменные топоры, скребки и прочие предметы обихода тех древних лет – не такие уж редкие находки и в наше время. В более поздних, по времени возникновения, курганах, относящихся к десятому, или одиннадцатому веку, найдено оружие, обломки керамики, украшения. Раскопаны и относительно изучены древние городища. Их в районе Селигера более десятка.

          В тринадцатом столетии берега озера полностью занимают славянские племена кривичей. К началу этого страшного века относится мощное развитие ремесел и торговли. Более того, кривичи серьезно занимались охотой и рыбным промыслом, при этом, не забывая усиленно осваивать новые земли. Появились поселения даже в отдаленных уголках Селигера. Как правило, они располагались на высоких холмах, на островах и в устьях рек, выполняя главную свою задачу – охрану прямого пути на Волгу.

          Большое значение в жизни жителей Селигера играл Новгород, соединенный с землей кривичей множеством водных путей. Естественно часть новгородских товаров оседала и на Селигере в обмен на охрану путей. Более того: значительное число людей были заняты на многочисленных волоках, когда из одной водной системы суда посуху перетаскивались в другую водную систему. 

          В этом же столетии на острове, недалеко от современного Осташкова был построен первый город с названием Кличен. Место для строительства было выбрано не случайно. Выгодное расположение города, позволяло полностью контролировать проходы купеческих судов и не одно судно не могло миновать таможенного побора. Редко кому из отчаянных купцов под покровом ночной темноты удавалось прошмыгнуть мимо усердных сборщиков налогов.

          Вероятнее всего (по мысли авторов) непродуманная таможенная политика, и беспредел на водных путях, привели к тому, что в 1393 году новгородская охочая рать стерла город с лица земли селигерской и поголовно уничтожила все население.

          По легенде в живых остался только рыбак Осташка, который, не искушая судьбу, потихоньку перебрался на материк, и был первым поселенцем в Осташкове.

 

 Он вязал ветеря и мережи

    И рубил сухостой на дрова,

     Ну а дыры латать на одеже

     Стала бойкая чья-то вдова.

                Вместе с ней он обметывал сети

И хвалил на любые лады,

  И пошли у них рыжие дети

          С цветом глаз бирюзовой воды.

 

                                                                                           Владимир Соловьев

 

          До сих пор идут споры о происхождении названия города. По мнению одних, оно происходит от имени счастливого беглеца, по мнению других, от слова «остался». Тем не менее, 1393 год, это год гибели города Кличена, и одновременно год возникновения другого поселения, которое, благодаря хлопотам новгородского губернатора Якова Сиверса, в 1772 году, и по указу Императрицы Екатерины Второй стало именоваться городом Осташков.

          Любопытны исторические данные об Осташкове 1784 года. Вот они:

 

Население                                                           6393

Мужского пола                                                    3078

Женского пола                                                   3315

Домов каменных                                                     3

Домов деревянных, на каменном фундаменте 159

Старой постройки (каменных)                              10

Домов старых деревянных                                 718

Церквей приходских 3. Соборная, Воскресенская, Преображенская, и Знаменский женский монастырь.

Лавок                                                                     99

Питейных домов                                                      9

Кузниц                                                                   76

Заводов красной и черной юфти                            3

Кожевенных заводов                                           26

Сыромятных заводов                                               6

Купцов и мещан                                                 2718

 

 

          Образование города, утверждение герба, безусловно, огромное событие для осташей, но несколько раньше в 1591 году на острове Столбном был заложен первый камень под фундамент нового монастыря, которому со временем предначертано стать самым посещаемым монастырем России. И, откровенно говоря, неизвестно, стал бы Осташков городом, если бы не монастырь Нилова Пустынь. Монастырь, который хотя и стоял в десяти километрах от города, всегда был его сердцем и душой.

          В 1820 году Селигер посещает царь Александр Первый, что по тем временам было большим событием, как для монастыря, так и для провинциального Осташкова. Читателю следует иметь в виду, что подобное путешествие Императора, по тем временам, занимало очень много времени, ведь о самолетах в начале 19 века еще никто и не помышлял.  Это еще раз доказывает, каким неординарным явлением был монастырь для Осташкова и для России.

          Конец восемнадцатого века и весь девятнадцатый век, это век процветания и небывалого духовного подъема Осташкова. Неподражаемый, золотой период в жизни города. Судите сами: 

 

 

Прокудин-Горский. Осташков
Прокудин-Горский. Осташков

1773 год

          Открыт воспитательный дом для «несчастно рожденных» детей.

1775 год.

          Открыта богадельня для призрения неимущих и престарелых граждан.

1777 год.

          Седьмого января открыто первое народное училище для обучения купеческих и мещанских детей грамоте.

1784 год.

          Осташков начинает строиться по новому плану.

1805 год.

          Появляется первый любительский театр.

1812 год.

          Участие осташей в Отечественной войне с французами в составе Тверского ополчения. Для формирования земского войска осташи собрали 20 тысяч рублей.

1819 год.

          20 апреля открывается первый общественный банк.

1820 год.

          В Нило-Столбенскую Пустынь приезжает Император Александр Первый. Посещает город.

1833 год.

          Открыта первая в Тверской губернии публичная библиотека.

1843 год.

          В городе создается первая в России добровольная пожарная команда.

1847 год.

          На Селигере появляется первый пароход.

1865 год.

          В Осташкове были открыты земские учреждения, мировые и общие судебные учреждения.

1869 год.

          Построено новое каменное пожарное депо с каланчою.

1872 год.

          24 июля Осташков праздновал столетие города. После торжественной литургии все древние храмовые иконы городских церквей и монастырей и икона Преподобного Нила Столбенского, были помещены на городской площади в павильоне, устроенном купцом Мосягиным.

          В зале Городской думы был дан праздничный обед, где провозглашались тосты за здравие Императора и за процветание города Осташкова.

1889 год.

          При осташковском городском училище создается музей.

 

          Читателю нужно иметь в виду, что в восемнадцатом и девятнадцатом веках небольшие русские города представляли собой скорее большие деревни, без особенной планировки, в лучшем случае с мостовыми покрытыми деревом, в худшем – вообще без всякого покрытия. А чтобы город имел (как Осташков) мощеные булыжником чистые улицы, библиотеку, театр, музей, пожарную команду и план городской застройки, об этом не могло быть и речи. Но более всего поражала гостей города высокая грамотность населения, культура общения, и быт простых осташей. 

          Вот что писал об Осташкове того времени Василий Слепцов: «Но если бы благодарный посетитель потрудился дать себе отчет в том, что он видел, и пожелал бы узнать причины – почему, например, один город сидит по уши в грязи и грамоте даже учиться не хочет (как Камышин), а другой – без театра и библиотеки немыслим? Почему осташковская мещанка, кончив дневную работу (большею частью точение сапог), надевает кринолин и идет к своей соседке, такой же сапожнице, и там ангажируется каким-нибудь галантным кузнецом на тур вальса, или идет в публичный сад слушать музыку, а какая-нибудь ржевская, или бежецкая мещанка, выспавшись вплотную на своей полосатой перине и, выпив три ковша квасу, идет за ворота грызть орехи и ругаться с соседками? Почему вышневолоцкий сапожник сошьет сапоги из гнилого товара и еще на чаек за это попросит, а осташковский сошьет хорошие сапоги и вместо чайку попросит почитать книжечку? Почему осташ называет себя гражданином, а не Митькой, Прошкой и т. д.?»

 

           Перу Слепцова принадлежат и следующие строки: «Благосостояние Осташкова представляет чрезвычайно любопытное и поучительное явление в русской городской жизни. Осташков, с его загородными гуляниями, танцами и беседками, можно рассматривать, как одну из тех драгоценных картин игрушек, на которую потрачено много труда и денег».

          Даже сейчас, рассматривая старинные открытки и фотографии, удивляешься опрятности городских улиц, продуманной застройке, и какой-то лубочной, миниатюрной красоте. Невозможно избавиться от ощущения, что Осташков чем-то напоминает Петербург, но только в несколько раз уменьшенном виде, от чего город становится как бы ближе, понятнее и милее.

          В начале 21 века, неторопливо прогуливаясь по тихим улочкам города, мимо множества старинных  особнячков 19 века, невольно в голову приходят удивительные мысли. Становится понятным то, что осташи, в основе своей, неплохо жили. Почти каждое двух, или трехэтажное здание принадлежало одной семье. В наши времена построить такой особняк по силам очень немногим. Эх, золотой 19 век города Осташкова! Читатель ведь понимает, что и по тем временам такое строительство стоило огромных денег, но ведь строили!  Ведь зарабатывали люди трудом своим на неплохую жизнь! Не ленились, а, засучив рукава, вкалывали так, что и в наше время мы удивляемся деловой хватке и такой предприимчивости. Манна небесная сама собой в руки не валится, а под лежачий камень вода не течет. В городе труд всегда был в почете. Работало много мелких кожевенных и сыромятных заводов. Осташи шили изумительную обувь. Делали прекрасные лодки. Плели такие сети, что равным им в России не было. А какие известные на всю империя кузнецы славили Осташков! Да что там производство! Целые династии художников писали прекрасные работы. Даже в деревнях были развиты различные промыслы, а ведь не забывали и о земле. Все вместе трудом своим осташи преподали нам, жителям 21 века, большой урок трудолюбия и упорства.

     

И теперь, когда некоторые обыватели начинают жаловаться на маленькую зарплату, на стесненные условия жизни, так и хочется сказать: «А что ты сам сделал для того, чтобы изменить ситуацию? Если за годы и годы застоя тебя отучили работать, если ты ждешь, что придет богатый дядя и наградит тебя высокой зарплатой, то глубоко ошибаешься! Не придет, и не наградит! Все зависит только от тебя. Ведь твоему далекому предку денег просто так никто не давал. Он их зарабатывал своим умом, или своими золотыми руками! А лежа на боку с причитаниями о незавидной судьбе и бездарном руководстве – денег не заработаешь!» Но страшно не это. Страшно то, что теперешнее бездействие нытиков, отравляет души детей. Разве это достойный пример в воспитании? Разве при таком примере взрослых мы можем рассчитывать на возрождение Осташкова? Так вот. Молодежь наша оказалась куда прогрессивнее  некоторых отцов и матерей. Они смотрят на жизнь не их глазами, и это не может не радовать.

        Размышляя о прошлом города, нельзя избавиться от мысли, что период застоя в его развитии пришелся на момент закрытия монастыря Нилова Пустынь. Произошло это в 1927 году. Буквально накануне закрытия монастыря в 1924 году, случилось, пожалуй, последнее существенное событие в жизни Осташкова. Была пущена в строй первая городская электростанция позволившая установить в домах горожан 1103 электролампочки от 16 до 100 свечей и 40 уличных фонарей. С 1927 года ничего особенно значимого в городе не происходило, безусловно, исключая период Великой Отечественной войны, когда тысячи осташей взяли в руки оружие, чтобы не допустить прорыва немецких войск через Селигер к Москве.

          Недаром в начале нашего повествования об Осташкове мы сказали, что монастырь Нилова Пустынь это душа и сердце города. Закрылся монастырь, и жизнь замерла, перешла в другую плоскость. Принимались какие-то постановления, давались какие-то распоряжения, но положение дел это не улучшило. Город начинал потихонечку ветшать.

          Любой мало-мальски думающий человек понимал, что без монастыря, без духовного возрождения, невозможно и думать о возврате былой славы.

          И надо же было так случиться, что практически с того момента, как только появилась мысль о передачи монастыря русской православной церкви, чудесным образом стали одно за другим происходить удивительные и значимые события. Взять хотя бы первые концерты фестиваля «Музыкальное лето Селигера» под патронажем Союза музыкальных деятелей России и его президента, народной артистки СССР Ирины Архиповой. Ныне это традиционные «Музыкальные вечера на Селигере».

 

          Возрождается монастырь и оживает город. Регулярно проводится фестиваль бардовской песни «Распахнутые ветра» посвященный Ю. Визбору, проводятся выставки современных художников, с большим удовольствием осташи и гости города посещают ежегодный фестиваль областных театральных коллективов «Театральная осень». Теперь уже стало традицией проводить в окрестностях Осташкова ежегодные ралли 4 на 4. Появились у города и меценаты.

          Много ли маленьких провинциальных городов нашей страны могут похвастаться такими успехами, достигнутыми за столь короткое время? Скажем откровенно, у осташей, даже в тяжелые времена, не пропадало чувство гордости за свой город, а теперь это чувство перерастает в уверенность, что Осташков вновь обретет былую славу культурного центра северо-западной России.

          Почему так притягивает к себе этот город? Почему сюда с удовольствием едут Москвичи и Петербуржцы? Разве не хватает в этих городах собственных красот? Чтобы понять это пришлось поговорить со многими. И выяснились любопытные вещи.              

          Давно подмечено, что люди, живущие в больших городах, не замечают их красоты. Москвичи не поднимают глаз от асфальта. Им, как правило, нет дела до каких-то там исторических фасадов, когда наваливаются ежедневные проблемы. Вы считаете, что это не так? Спросите москвича, где находится здание Правильной палаты постройки шестнадцатого века? Ответом вам будет тишина. А задайте вопрос, где находится ресторан «Славянский базар»? Сто человек из ста точно укажут дорогу, и никто не скажет: «А, так это рядом с Правильной палатой, на улице Никольской».

 

          Семья, работа, деньги. И все это изо дня в день. Наступают выходные дни и приходят новые проблемы. В лучшем случае москвич отправляется поливать клубнику на дачный участок, в худшем – набирается сил лежа на диване, усиленно изучая потолок. Какие еще, к черту, памятники архитектуры, когда нужны деньги. Вот будет их больше, тогда и можно шататься по музеям. Хотя, всем давно известна истина, что много денег не бывает. Вот и пребывают москвичи в заколдованном кругу. Семья – работа, работа семья. И материальный достаток тут, как правило, роли не играет.

          Авторам это замечание из жизни москвичей (и не только москвичей) кажется значимым, и вот по какой причине. Для многих из них знакомство с собственным городом, как это не удивительно, начиналось с Осташкова. Москвич, совершивший подвиг, и решившийся однажды приехать на Селигер, попадает в совершенно другую обстановку. Маленький, провинциальный Осташков вдруг действительно становится тем местом, которое заставляет человека открыть глаза, и начать хоть чем-то интересоваться. Дело тут не в том, что Осташков очень уж богат на исторические памятники, хотя их и не мало. Просто сама атмосфера тихого зеленого городка располагает к тому, чтобы человек, наконец, смог очнуться от каждодневных проблем и посмотреть вокруг себя. Происходит нечто невероятное. После отдыха на Селигере многие начинают видеть в своем родном городе то, что годами было скрыто от их глаз. Москвичи, наконец-то, начинают различать по названиям башни Кремля, и вспоминают станцию метро, где находится Третьяковская галерея.

          Немногие отдают себе отчет в том, что перемены в их жизни имеют свой исток здесь, в Осташкове, недалеко от того места, где находится исток самой России, ведь матушка-Волга начинает свой путь именно отсюда.

          Осташков сегодня – это маленький провинциальный городок, расположенный на полуострове, с трех сторон омываемый чистыми водами Селигера. Осташков сегодня – это тихие теплые вечера, зеленые скверы, колокольный звон, это запахи цветущей сирени и пение петухов на рассвете. Осташков, это белые пароходы, это величественные закаты и потрясающие рассветы. Осташков, это старинные кварталы с обшарпанными купеческими особнячками, это церкви и монастырские постройки.

 

          Осташков, это музей. Архитектурные памятники буквально на каждом шагу. Может быть, это тоже причина того, что образ жизни Осташкова размеренно спокойный. Ведь никому не придет в голову кричать и бегать по музею. Спокойный умиротворенный город с удовольствием вручил ключи от своих ворот тысячам гостей.

           Так зачем же люди едут сюда? Что же привлекает их в небольшом провинциальном городке? Какая такая сила заставила их позабыть черноморские курорты, и из года в год приезжать в одно место? Ведь и городок-то невелик, и памятники истории не такие уж древние, а что-то тянет в Осташков, и тянет так сильно, что о поездке в другое место многие уже не помышляют.

 

          Видимо у каждого своя причина, но, по словам многих гостей, Осташков для них это город из детства. Понять это можно. Во многих русских городах давно безжалостно снесены двух или трехэтажные старинные постройки, и вместо них поднялись бездушные пятиэтажки. Такие города навсегда потеряли свое лицо, и как братья близнецы стали похожи друг на друга. Осташков не такой. Исторический центр не изменился с 19 века. Как стояли небольшие купеческие особнячки, так пока и стоят. Высокие заборы, въездные ворота, монастырские ограды, кусты сирени, парки и скверы, все это Осташков. В историческом центре города время как будто остановилось, сохранив для нас то, что давно ушло в прошлое во многих других городах. Надолго ли? Город, к сожалению, разрушается и, как не прискорбно, мало что делается для предотвращения этой разрухи. Но пока еще не поздно. Пока есть время спасти то, что составляет большой пласт нашей общей культуры. Невозможной утратой обернется дальнейшее бездействие людей по долгу службы обязанных предпринимать все возможные усилия по охране и восстановлению памятников архитектуры. Личное строительство конечно очень важный вопрос, но и город надо не забывать, а этого, почему-то не происходит. Почему? Рухнут стены – люди добрым словом вас не вспомнят. 

 

          Осташков – очень консервативный город. Осташи, не только оставили потомкам архитектуру и планировку исторической части, но и в делах своих, часто даже не задумываясь об этом, поступают так, как поступали их предки. Неизвестно, как давно пошла традиция, красить рамы окон в синий цвет, но коренные жители города твердо придерживаются этого правила. Если спросить осташа, почему он так поступает, то, вероятнее всего, он так и не сможет ответить на этот вопрос.

          Может осташ и зацепиться за язык. Если вы обратите внимание на двух человек разговаривающих друг с другом посреди улицы в течение часа, то знайте, что они осташи. Причем тема беседы, как правило, пустяковая.     

          Осташков, ты милый, пока еще уютный городок. Ты сохранил свою душу и сердце. Ты явно постарел, но не потерял свою самобытность и очарование. Всем нам понятно, что если бы тебя не омывали воды Селигера, если бы рядом не стоял монастырь, то вряд ли бы кто вспомнил о тебе. Селигер, монастырь и город едины и неразрывны. Они созданы друг для друга, и дышат одним воздухом. В этом судьба и жизнь Осташкова. Мы желаем, счастья и процветания городу, а значит, мы того же желаем озеру и монастырю.

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ