Раз, два, три, четыре... или зачем Полистовскому заповеднику нужны помощники

 

 

 

 

 

 

 

Авт. Андрей Колотилин

Раз, два, три, четыре

По болотам, по пескам

Никого не будет в мире

Кто пойдет тебя искать?

 

Никого на белом свете

И на черном никого

Над болотом ходит ветер

Что ты хочешь от него?

 

Из песни Ольги Чикиной

В одном из комментариев мня просили рассказать о том, как мы ходим по своему болоту, которое раскинулось между Псковщиной и Новгородчиной в России, можно ли утонуть, опасно ли это. Я довольно долго думал об этой идее, попробую. Но не претендую на полноту картины, ведь расскажу только об одном болоте - Полистовском. Как известно, всяк кулик свое болото хвалит (знает). Но одних только основных типов российских болот 14, они делятся на подтипы, имеют целый ряд отличительных признаков у каждого из более 70 видов этих природных убежищ - свой характер, растительность и специфика передвижения по ним. Вот мы и попробуем виртуально совершить некий маршрут по Полистовскому природному заповеднику в сопровождении ученых :-) Маршрут будет долгим, на несколько дней, надо пройти десяток километров от края леса до самой середины болотной страны и не для удовлетворения амбиций. Просто на планете остались еще белые пятна и находятся они обычно в труднодоступных местах. На них можно посмотреть из космоса, но составлять списки растительности и животных нужно по старинке, пешочком. Мы с вами пойдем в середине лета, когда уровень вод максимально низкий.

     Болото наше носит название верхового олиготрофного выпуклого. Верховое – значит вода в него попадает только сверху, из облаков в виде осадков. Олиготрофное – значит бедное. Выпуклое – от того, что за тысячелетия масса растительных остатков превратилась в торф и поднялась куполом на 8-9 метров выше берегов. Общая площадь всей системы около 2000 квадратных километров. Это огромная живая губка, которая по моим подсчетам, скопила в себе шесть миллиардов тонн отфильтрованной пресной воды.

     Выход на болото – всегда некое событие для любого человека, даже для местного жителя. Только лоси и медведи здесь хозяева и чувствуют себя здесь дома. К выходу готовишься, подгоняешь снаряжение, максимально сокращаешь список необходимых вещей, выбираешь обувь по личным предпочтениям. Ошибка может превратить полевую жизнь в мучение. Наша система окружена лесами. По самому краю идет полоса вечно мокрых лесов из черной ольхи, которую директор заповедника называет русскими манграми.

Или залитыми березняками, которые упали или готовятся упасть.

Идти там практически невозможно, но если попытаться – искупаемся еще на подступах к верховому болоту.

Немногочисленное местное население давно знает это и из поколение в поколение передает друг другу сведения о удобных точках. Их немного и они обычно носят название Заход. Вот тут кроется основная загадка. Именно у берега почти всегда бывает максимальная мокрота и открытая вода. Происходит это потому, что вся влага скатывается с купола болота и накапливается у твердой преграды берега, который пока еще прощупывается подошвой болотных сапог. Много скрытых под водой бобровых нор.

     Вот тут, на самом краю требуется внимание (для того чтобы по приметам догадаться о бобровых ходах) и для первого раза шест. Вода подходит почти к краю высоких болотных сапог. Утонуть нельзя, но можно споткнуться и упасть лицом вниз. А под тяжестью рюкзака мгновенно подняться будет сложно

Местное население называет такое природное сообщество емким названием СОС.

     Считается, что идти по СОСУ очень трудно. Я пытался выяснить, почему этим местам дано такое название, ведь никого засосать там не может. 

     Есть только одно предположение. В конце двадцатых и шестидесятых годов прошлого века в болотной системе проводились геологические изыскания. На топографических картах малорослый сосняк обычно обозначается сокращением сос., затем следуют цифры высоты деревьев, расстояния между стволов. Местные жители возможно, помогали изыскателям и познакомились с топографическим сокращением. Но это только предположение. СОС кончился, мы выходим на ЧИСТОЕ.

     Это тоже местное название биотопа. Видно на десятки километров, в голубом мареве различаются контуры островов, до которых идти долгие дни или часы. Чистое – это всегда либо ГМК (грядово-мочажинный комплекс), либо топь.    

     Начнем со страшного слова ТОПЬ. Слово то страшное, но если знаешь – что растет под ногами, то сразу становится понятно, можно тут пройти или не стоит. Самое удобное и безопасное место в болотной системе – шейхцериевая топь. Ровная, как стол и пружинящая под ногами.

     Растения плотно сплелись корнями, в летние месяцы – это почти взлетная полоса по которой удобно идти быстро.

     Под плотным слоем шейхцерии я предполагаю крупный водоток, подмоховую реку, которая переносит воды с вершины к береговой линии. Такие водотоки прекрасно видны на космических снимках.

     Сильный ветер над безлесной плоской равниной сдувает всех кровососов, ни одного дерева, ни одной кочки, даже некуда присесть отдохнуть. Другая крайность – вахтовая топь. Вахта трехлистная очень красива своими цветами, но сплошные розовые ковры цветущей вахты можно увидеть у нас очень редко.

Пока известно только одно место. Вахтовые топи на верховом болоте обычно бывают по краю, у береговой линии или у островов.

     Очеретниковые топи. Вот туда без специальной нужды ходить не стоит. Однако, это становится понятно даже неискушенному человеку, поскольку в отличие от шейхцерии, очеретниковый слой пробивается ногой сразу.

 

     Если помнить, что под тобой 3 - 6 метров влажной торфяной взвеси самой разной степени плотности –это довольно опасное, но все же не самое худшее место. Однако, давайте передохнем. Рюкзак уже нарезал на плечах темные пятна синяков, незрелая клюква набила оскомину, флешкарта в камере полна снимков а в болотных сапогах влажно от воды. Пора к ночлегу, к острову.

     Острова бывают разные. Самый большой почти с километр. Самый маленький – десяток метров твердой земли. Полностью покрытый хвощем зимующим Хвощевой.

 

 

     Поросший широколиственным лесом Крыман (наверное от Крыма), светлый и радостный, тучами комаров запомнится Темненький,

мачтовыми деревьями Осиновик, сплошным ковром ландышей и других, мягких хвощей встретит Доманец.

     Их сотни и не все описаны, не все имеют названия и ждут своих первых исследователей.

     Как и положено - перед твердым грунтом острова небольшая полоска переходного болота с глубокими окнами открытой воды и уже знакомой нам вахтой.

     Обычно к остову ведет звериная тропа, сохраняемая десятилетиями. Мы тоже пойдем по ней.

     Остров - обособленная экосистема и рубить там деревья, разводить костры - значит изменить вектор развития экосистемы, нарушить режим заповедника, проще говоря – нагадить и оставить недобрую память о себе, которая на малых островах зарубцуется лет через сорок.  

     Утро. Как говорится, в лямку (рюкзака). Впереди Грядово – Мочажинный Комплекс (ГМК), река, затем СОС и озеро, вершина системы, цель виртуального путешествия.

     ГМК, как сокращенно называют этот тип болотоведы, штука сложная. Гряда – это более уплотненный вал торфа, на котором растут болотные кустарники. Там может находиться болотная сосна высотой в полметра и возрастом с полсотни лет, жить гадюка или у подножья устроить свое гнездо белая куропатка. Гряды эти тянуться на добрые пару сотнен метров и возвышаются в высоту почти в метр.

 

 

 

 

     За грядой обязательно мочажина (яма), наполненная влажным мхом и жидким торфом. Если мох ярко – зеленый и проступает вода, мы не будем туда ходить, перепрыгивать и делать резкие движения.

     Просто пройдем по неудобной гряде журавлиным шагом, найдем место, где гряды соприкасаются и перелезем на соседнюю. Путь становится похож на зигзаг швейной машинки, но общий вектор сохранился.

     Мхи имеют разные цвета. От светло – зеленого и рыжего фускума до красного рубеллиума и фиолетового магелланского. Это разные виды. И чем темнее мхи, тем более уверенно они держат человека.

Иногда среди гряд и мочажин попадаются странные черные пятна. Это выходы жидкого торфа, возможно следы выброса метана из глубины.

     Сам не проверял, но возможно во время экспедиций этого полевого сезона постараюсь выяснить реальную глубину таких мест просто для того, чтобы понять, насколько глубоко идет газовый канал и газовый канал ли это вообще.

     Белые пятна на вершинах гряд образуются от лишайников. Зрелище у нас довольно редкое. Это центр болотной системы, вершина купола, самая сухая, самая красивая часть.

     Озерковый комплекс или как я его называю, страна бонсай. Маленькие озерки прекрасно дренируют толщу торфа. Берега их обрывисты и конечно, как и все болото – живые. Наверное, это самое старое место в системе болот, завершившее свое развитие и совершенно неисследованная часть Полистовского заповедника.

Ночевать виртуально будем на берегу Русского озера

     Попробуем сделать резюме.

     Болото – оно живое, оно разное. Настолько разное, что каждый его уголок обладает своими свойствами, характером. Не побоюсь этого слова, даже поведение есть у каждого урочища, есть и душа. Утонуть в самом большом европейском болоте вменяемому человеку довольно сложно, это возможно только в кино. Как говориться, если поставить такую цель… Гораздо проще выбиться из сил, потеряться. А такие истории с представителями именно местного населения происходят каждый год. Но эти истории уже имеют под собой социологические корни.

     Зачем был этот пост. Не только о любимом болоте как кулик, хотел я рассказать. Есть вполне явная цель. Полистовскому заповеднику, который находится на границе Псковской и Новгородской областей на Северо-западе России нужны волонтеры, хотя мне не очень греет слух это слово. Нужны ПОМОЩНИКИ на этот, а возможно и на многие другие полевые сезоны. Именно для раскрытия тайн, для того, чтобы стереть белые пятна с карты заповедника.

     Есть детальные космические карты. В различных спектрах можно разделить различные типовые области, выделить их контур, отсортировать похожие. Но никто не сможет дать им оценку, пока настоящая реальная полевая партия не придет на конкретное место, сделает описание и даст дешифровщикам снимка данные – в этом месте болото такое, с таким составом растительности, а в этом совсем другое. В прошлом году мы сделали 100 описаний. Это мало.

     В этом году планируется с вашей помощью проникнуть в самые труднодоступные участки болота. Планируется в течение всего полевого сезона десятки выходов и экспедиций, в том числе и в такие места, где не было еще никаких описаний. Озерковый комплекс, мифические столетние ельники Ратчинского бугра, остров Крыман и подмоховая река Порусь – в приоритетах. Что нужно. Нужны люди, которые могут помочь.

     Условия просты. Руководителем исследований будет Татьяна Новикова, самый опытный научный сотрудник заповедника, замечательный полевой человек, всю жизнь отдавшая заповедной системе. Юморная, но требовательная.

     Жить волонтеры будут на кордонах, выходить или выезжать на несколько дней на вездеходе для составления описаний в течении всего полевого сезона. Конечно, совсем не обязательно приезжать на все лето, достаточно на 6-8 дней. Питание и снаряжение свое, если чего-то нет, заповедник поможет. Кто нужен и какими качествами человек должен обладать. Мужчины. Коммуникабельность, физическое здоровье, умение работать в поле под началом женщины – профессионала. Мужчин всегда не хватает, а разметка площадей, установка кольев для маркировки площадей геоботанических описаний – достаточно тяжелый труд. Возраст от 16 до 60 лет, приветствуется знание болотных растений, если есть опыт в геоботанике – ну это тогда вообще уникальный случай.

     Вредные привычки не приветствуются, в поле выпивка категорически запрещена.

     Дамы. Умение работать в команде, опыт жизни в деревенском доме, в полевом лагере или желание получения такого опыта. Ботанические знания обязательны, поскольку именно на ваши хрупкие плечи ляжет определение полноты древостоя, определение проективного покрытия, записи в полевом дневнике. Но на самом деле не стоит воспринимать это как защиту кандидатской – я под руководством Татьяны Новиковой научился за три дня.

     Люди, получившие биологическое образование в прошлом, или получающие сейчас, натуралисты, юннаты и юннатки с руководителями – приветствуются.

     Жить волонтеры – помощники будут либо на кордоне Гоголево, либо на кордоне Ручьи, либо в усадьбе заповедника в гостинице деревни Цевло.

     В Гоголево и Цевло есть магазины, цивилизация. Все переброски полевых партий с кордона на кордон или на маршруты обеспечивает заповедник. У поезда на станции вас встретят сотрудники заповедника. Сроки полевого сезона с конца мая по конец сентября. Даже если вас один или два человека – ваша помощь будет значительна. В качестве бонуса – путешествия по настоящей Дикой природе, баня по-черному, общение, добродушное отношение.

     Если вам было просто интересно почитать о болоте, это хорошо. Если решите стать хотя бы на несколько дней волонтером – исследователем, пишите мне, но лучше в научный отдел заповедника, вам ответит Ларионова Светлана, зам. Директора по науке science@polistovsky.ru Непосредственно с начальником партии Татьяной Новиковой связаться по электронной почте невозможно, она живет на отдаленном кордоне, но ей все передадут. И она очень хочет видеть помощников, творческих и свободных людей, любящих природу нашей страны. Простите за пафос, но это так.

     Очень прошу перепостить этот текст в профильных группах, вдруг кто-то из интересующихся людей сможет не только о болотах почитать, но и приехать, помочь, пофотографировать, познакомиться с новыми друзьями и открыть для себя мир болот

Андрей Колотилин

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ