Фото Антона Дмитриева
Фото Антона Дмитриева

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Не стоит село без праведника» — мудрость старинной поговорки осознаешь в полной мере, когда ближе изучаешь историю русских сел и деревень, когда научаешься видеть в них не просто маленькие точки на карте. В России не было двух одинаковых деревень, а значит, не было в них и двух одинаковых историй человеческого бытия. За каждой избой и даже пустым местом, где когда-то было человеческое жилище, стоит полная драм история «круговращенья земного рождений, скорбей и кончин» (по словам Бориса Пастернака). Как редко мы помним, живя в деревне, приезжая в нее на лето, проезжая мимо нее и привычно не замечая ее великой даже в запустении красоты, что сельская русская земля вся полита потом и слезами, согрета молитвами и песнями, освящена святыми мощами преподобных и праведных, ведомых и неведомых нам...

Тем более поразительны на русской земле, вообще богатой праведниками, такие области, можно сказать, «ареалы», где святость не просто была, имела место, но процветала. Есть края, в которых ощутима особая духовная атмосфера, самый воздух которых, кажется, на века освящен молитвами многих святых, просиявших здесь когда-то. Так можно сказать о Ниловой пустыни и ее окрестностях на Селигере, Успенском Старицком монастыре или храмах Кашина. Таков и район к западу от Твери в низовьях небольшой, но красивой и чистой реки Тьмы. Территория площадью не более ста квадратных километров освящена деятельностью восьми только известных нам и прославленных святых. Это святой благоверный князь и страстотерпец Глеб (1015 год), преподобный Савва Вишерский (конец XIV века), преподобные Савва, Варсанофий, Нектарий Тверские, Ксенофонт Тутанский (все — XV век), преподобный Иосиф Волоцкий (конец XV — начало XVI века), святитель Акакий Тверской (XVI век). А сколько было праведников, имена которых неизвестны среди канонизированных святых, но дела и подвиги которых ведает Бог и сохраняет человеческая память. Например, это благочестивые бояре Заборовские, владельцы села Заборовье в XVI столетии, могилы которых спустя четыре века свято почитались жителями села; это мужественный и скромный восстановитель Нектарьевой пустыни после Смуты строитель Феодосии; это архимандрит Николо-Малицкого монастыря Даниил (Чижов), возродивший из запустения древнюю обитель в конце XIX века; это оставивший память о Ксенофонте Тутанском служитель Тутанского монастыря Андрей Иванов и ревностный пастырь, ученый-историк — священник этого же села Александр Судаков и многие другие. Исповедники и мученики — мы знаем по именам всего нескольких — это иеромонах (?) отец Иеракс (село Тутань, 1937 год), заборовские священники Иоанн Титов (1932 год) и Геннадий Рубцов (1938 год), но было их, несомненно, много больше. Не забудем и благотворителей и создателей храмов, среди которых очень много неизвестных нам и ведомых только высшему Суду людей, но и число сохраненных документами имен достигает нескольких десятков — это Спечевы и Аваевы, и Шалыгины, и Берновы, и многие, многие крестьяне, чьи имена сохранил единственный уцелевший тутанский синодик. Но, несомненно, их было больше, и лишь крайняя скудость документов из-за безбожного и военного лихолетья не дает нам возможности узнать их имена.

Фото Анатолия Максимова
Фото Анатолия Максимова

И военная память в этом крае — одна из самых сильных в окрестностях Твери. Это суровая и святая память о подвиге 29-й и 30-й армий Калининского фронта, в тяжелейшем октябре 1941 года наступавших на рвущихся к Москве фашистов у древних курганов и сопок у сел Отмичи и Хвастово. Это и память о русских девушках-разведчицах, расстрелянных возле деревни Кумордино в те же дни октября 1941 года — еще одной маленькой, но страшной и горькой жертве той войны.

Сказанного достаточно. Об этих людях, об их подвиге, о том, что сделано было ими для родной земли, — в этой небольшой книге. Пусть пример наших предков послужит уроком и напоминанием нам о том, что только усилием, неустанным трудом, скорбями и страданиями создавалась прекрасная и великая Россия.

Какова должна быть наша память о них? Церковь говорит прямо — молитва. Все, кто жил здесь в историческую эпоху, были людьми крещеными, православными. Их молитва является и нашей молитвой, их Бог — нашим Богом. В молитве мы можем говорить с ними, обращаться к их заступничеству о нас, можем молиться о прощении своих прегрешений и невежества.

Молитва в пути, в пешем шествии по святой, освященной земле, идет из сердца особенно легко. Потому уже не первый год в дни, следующие за праздником Собора Тверских святых (в первое воскресенье после 12 июля) по берегам реки Тьмы идет пятидневный крестный ход. Идет с иконами, в том числе и с иконой «Собора Тверских святых». Это наша попытка восстановить историческую память, рассказать новым поколениям о том, что за земля досталась им в наследство, научить беречь и ценить ее.

Сам путь крестного хода — это испытание и небольшой подвиг, молитвенное усилие, такое нужное для современного человека. Урок и молитвенная дисциплина крестного хода оказываются потом полезными в будничной жизни. Кроме того, как единодушно говорят все, кто когда-либо участвовал в этом путешествии, крестный ход — это и прекрасный отдых для тела и души. С ним не сравнится никакой курорт. Наши мудрые предки знали об этом и предпочитали отдыхать, не лежа глупо на берегу речки, а отправляясь в многодневное паломничество к ближним и дальним святым местам. Возвращаясь из таких паломничеств, с новыми силами, отдохнувшие, брались они за тяжелые крестьянские труды.

В наши дни редко кто решается идти пешком, к примеру, в какой-нибудь монастырь. Иными стали дороги, люди, понятия о паломничестве. Но желание прикоснуться к святыне, подойти к ней, «потрудиться своими ногами», осталось, как и прежде. И этой цели также вполне соответствует крестный ход вдоль реки Тьмы.

Фото Анатолия Максимова
Фото Анатолия Максимова

ОТ АННЕНСКОГО ДО НОВИНОК

Троице-Успенская церковь в Анненском.    Авт. фото А.Е. Дылевский
Троице-Успенская церковь в Анненском. Авт. фото А.Е. Дылевский

Путь крестного хода вдоль реки Тьмы начинается у деревень Городище и Каленицы, недалеко от левого берега Волги. Сюда подходит новое шоссе на Броды и Старицу. Когда-то в древности эти деревни принадлежали тверским архиепископам, но от тех времен никаких памятников не сохранилось. За Городищем расположено небольшое, но труднопроходимое болото, через которое проложены мостки, затопляемые в сырые лета. Из-за этой преграды в большие деревни за ним: Анненское, Тредубье и Липига - добраться от Твери нелегко. В административном отношении они относятся к Торжокскому району, от него же идет к ним дорога. По болоту проходит граница районов. Пограничная земля остается «ничьей», и это обстоятельство делает маловероятной в ближайшее время реставрацию великолепного храма в старинном селе Анненском.

Но в древности все эти поселения относились к волости Шостка Тверского уезда. Это исконно тверские земли. Река Шостка, в отличие от Тьмы, значительно уже, но глубже, с более медленным течением. Она течет среди болотистой поймы, деревни стоят довольно высоко от воды, на суходолах. Здесь красивые, очень камерные ландшафты, прекрасные луга. Поля зарастают лесом, на границе Калининского и Торжокского районов часто уже трудно поверить, что на месте сырых мелколиственных лесов еще не так давно были пашни...

В отличие от большинства других сел и деревень в округе, о которых еще пойдет речь, села и прилегающие к ним деревни по Шостке в XV-XIX вв. были помещичьими, и их храмы возводились на средства владельцев, часто живших здесь же, рядом. История строительства Троицко-Успенской церкви села Анненского сохранилась в архиве Тверской консистории — канцелярии духовного ведомства.

Анненское — старинное село в 7 км от Городища. Здешние слуги архиерея стали впоследствии обычными помещиками, ничем не отличавшимися от прочих. В 1760-х гг. владелицей села стала вдова Пелагея Ивановна Бернова, набожная и благочестивая барыня. Поразительно, что предание о ней, о том, что некая «барыня» построила церковь и жила около нее до самой смерти, рассказывают до сих пор. В предании она названа Анна, с ней связано основание села. Конечно, это поздний домысел, но церковь построена на самом деле не в селе, которое расположено за большим оврагом, а в усадьбе, от которой до наших дней ничего не сохранилось.

"Вечер в Тредубье" Авт. фото Александр Горбунов
"Вечер в Тредубье" Авт. фото Александр Горбунов

В 1772 году Пелагея Бернова написала прошение разрешить ей выстроить церковь: «Нахожусь я в приходе Тверского уезду стану Шостка и Кави в селе Аннинском, где стоит церковь древянная во имя Успения Пресвятыя Богородицы, вместо которой я ныне по обещанию своему желаю построить возле оной церкви деревянной на том же погосте вновь каменную церковь в то ж наименование Успения Пресвятыя Богородицы с двумя приделами Живоначальныя Троицы и Всех Святых. Точию без благословения... и без данной грамоты к построению оной церкви приступать не смею».

По неизвестной для нас причине Архиепископ Тверской и Кашинский Платон (Левшин) не разрешил строить трехпрестольную церковь, а благословил строить только с двумя приделами: в честь Троицы (главный престол), и в честь Успения (престол в трапезной). В XIX веке храм был все-таки расширен и стал трехпрестольным. Но когда освящен третий престол, сведений не сохранилось. Храм из красного кирпича, богато и изысканно отделанный белым камнем, с великолепной колокольней, украшенной тонким белокаменным орнаментом, строили, несомненно, старицкие мастера — только они умели вести такие работы. Причем работала одна из лучших артелей, имевшихся в то время. К 1775 году был освящен придел Успения, а 31 июля 1780 года по прошению «вдавы Пелагеи Бярновой», как подписалась собственноручно помещица, был освящен и главный престол храма.

За свою историю церковь в Анненском была капитально отремонтирована в 1848 и 1882 гг., но стены в трапезной были выложены заново и свод сведен точно так же, как в XVIII в., теперь только очень опытный глаз определит позднюю кладку. Все белокаменные детали были возвращены на место. В начале XX века церковь была расписана, эта роспись была бы цела и сейчас, но...

После революции церковь действовала долго, до 1957 года. И после этого долго еще стояло цело здание, с окнами, дверями, полами. Старые фотографии 1980-х гг. дают представление о росписи хорошего качества и хорошей сохранности. Но свои же вандалы, какие-то приехавшие в колхоз на уборку урожая горожане, устроили пожар — подожгли полы. Прекрасный храм горел несколько дней, после этого внутри остались только обгорелые стены.

В начале 2000-х гг. прохудилась кровля, в ближайшее время может случиться непоправимое — начнет рушиться свод, тогда храму уже ничто не поможет. Хотя молитва в его стенах теплится, для спасения этого замечательного памятника нужны срочные работы по перекрытию крыши. Иначе еще одним храмом на Тверской земле будет меньше.

"Река Тьма" Авт. фото Александр Горбунов
"Река Тьма" Авт. фото Александр Горбунов
Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Ивановском-Шишковых
Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Ивановском-Шишковых

Восемь километров от Анненского вниз по Шостке — село Ивановское Шишковых. Это большое село когда-то было центром огромной вотчины князя Ивана Дорогобужского, одного из потомков тверских князей. В конце XV в. здесь была основана церковь, вероятно, по имени князя Ивана пошло и название села. Род Дорогобужских по мужской линии прекратился в сер. XVI в., но село и вотчина не отошли ни к какому монастырю, а были розданы разным помещикам. Владельцами села стали в нач. XVII в. помещики Шишковы. «За Михаилом Фроловым сыном Шишковым, — сообщает Писцовая книга 1628 г., — полсела Ивановского на реке на Шостке, а на его половине церковь Иоанна Предтечи, а другая церковь Никола Чудотворец, строение помещиково, стоит на ево, вотчинниковой земле». Количество владельцев села увеличилось к сер. XIX в. до трех или четырех, понятно, что они не были большими богачами. Поэтому церкви оставались деревянными, в 1780 году была выстроена двухпрестольная деревянная церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделом в честь Николая Чудотворца. Эта церковь стояла «в твердости» еще в начале XX в. Стоит она и сейчас, только в совершенно обезображенном виде, а о том, что это здание — церковь, говорят только внушительные размеры сруба и толстенные бревна, из которых он сложен. Таких деревьев в окрестных лесах давно уже нет. В бывшей церкви находилась конюшня, а теперь она просто тихо догнивает, никому не нужная и брошенная.

 

"На реке Шостке" Авт. Александр Горбунов
"На реке Шостке" Авт. Александр Горбунов

Каменная церковь в Ивановском начала строиться в 1877 году, хотя средства на строительство стали собирать раньше. Поскольку приход был беден, то для строительства был использован готовый проект каменной кладбищенской церкви Вознесения в Торжке. Проект был упрощен — без верхнего яруса колокольни, но и в таком виде церковь получилась достаточно эффектной, за счет красивого расположения на местности, с большой луковичной главой, ныне рухнувшей. Над входом в храм располагалась некогда закладная доска, сбитая и затем случайно выкопанная возле храма ныне живущими дачниками. На ней находится надпись: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Основана сия церковь в честь и память святаго Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна в 1877 году августа 29 дня при державе Благовернаго Императора Александра Николаевича II-го по благословению Алексия Архиепископа Тверскаго при священнике Иоанне Архангельском при строителе Стефане Григорьеве Кудряшове».

Церковь строилась в дополнение к уже имевшейся деревянной, и изначально была теплой, отапливаемой. Престол в ней был всего один, в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи. После закрытия церковь использовалась под склад; когда были разворованы все деревянные части, вплоть до дубовых подоконников, она была просто разбита и заброшена, долгое время в нее заходил скот и стояли днем лошади. В 1990-х гг. состояние здания стало резко ухудшаться, окончательно разрушилась кровля.

Немногие оставшиеся верующие местные жители и дачники, в том числе многодетная семья Печерниковых из подмосковных Химок, уже несколько лет стараются поддерживать относительный порядок в помещении храма, в нем проходят время от времени небольшие службы, молебны, читаются акафисты. Но для ремонта храма нужны большие средства, которыми прихожане в Ивановском, к сожалению, не располагают.

Источник в д. Рождество
Источник в д. Рождество

На самом устье реки Шостки находилось в древности несколько храмов и монастырей: погост Николая Чудотворца Софроновский, погост с храмом Рождества Христова, небольшой монастырь Рождества Богородицы на устье Шостки, по некоторым данным, женский или смешанный, поскольку престол именно этого храма был перенесен в конце XVI в. в Тутань боярыней Анастасией Заборовской, возможно, принявшей здесь постриг.

Все эти храмы запустели в Смутное время, долгое время на этих местах не было даже деревень. Только в конце XVIII в. на устье Шостки была заново построена деревня Рождество. По местному преданию, Рождественский монастырь распологался недалеко от ключа, находящегося в середине деревни на берегу Шостки, возле небольшой площади. Главным праздником в деревне был день святых мучеников Флора и Лавра (31 августа), когда после водосвятного молебна на источнике водой кропили деревенских лошадей. В деревню Рождество из Тутани, к приходу которой относилось Рождество, ходил крестный ход, устроенный священником Александром Судаковым.

Остатки Михайловского озера
Остатки Михайловского озера

В деревне находится несколько родников, и во время современного крестного хода по Тьме водосвятие совершается не только на источнике в центре деревни.

Неподалеку от деревни, на озере Михайловском, где в 1941 г. немцами были расстреляны русские девушки-разведчицы и стоит памятный знак, служатся панихиды.

Михаиловское озеро практически исчезло. Это памятник бессмысленному и беспощадному отношению к природе советской колхозной власти. Оно расположено среди небольшого верхового болота, богатого ягодами и грибами. С восточной стороны озеро имело сухой, лесистый берег. Здесь и расположен памятный знак в честь расстрелянных разведчиц.

Озеро мелело еще до революции. Но, вместо чистки дна, еще до войны, около 1937-1938 гг. было принято решение «использовать озеро в хозяйственных целях». То есть из Тьмы был прокопан канал (около двух километров), долженствовавший способствовать обводнению озера и будущему разведению там рыбы. Канал привел к высыханию торфяников, горевших перед войной несколько лет подряд, и часто начинающих гореть и теперь (только в сырые годы бывшее озеро вообще достижимо — в сухие лета все окутано дымом). С разрушением мельниц в Голыхине вода в Тьме сильно упала и водоток пошел из озера в Тьму. В результате от красивого лесного озера осталось только несколько мелких зарастающих лужиц.

По дороге от Михайловского озера или в обход по грунтовке Рождество - Кумордино можно пройти мимо длинного сухого рва — всего, что осталось от прежнего канала. За лесом в двух километрах расположена центральная усадьба совхоза «Октябрьский», фактически объединяющая две деревни — Кумордино и Голыхино. За ней, снова за лесом, в двух километрах, на берегу Тьмы расположено бывшее село, ныне деревня Тутань.

Что означает слово «Тутань», в точности неизвестно. Есть варианты расшифровок его от русского «тутошний», «здешний». Но такая этимология шатка и не слишком похожа на правду. Несомненно только то, что высокий холм над Тьмой был обитаем еще в глубокой древности, задолго до славянского заселения этого края. По рассказам крестьян, в паперть каменной церкви в селе Тутань были вмурованы какие-то плиты со странным знаками из перекрещивающихся квадратов. Видевшие эти камни дореволюционные археологи полагали, что эти знаки —рунические или близкие к ним. Можно предположить, что здесь был какой-то племенной центр, может быть, и капище. В древности место это выглядело совершенно не так, как сейчас. Высокий холм и берега Тьмы покрывали густые дубравы, дубов было так много, что мореную дубовую древесину добывали еще в начале XX в. возле голыхинской мельницы, немного выше Тутани по Тьме. Эти дубравы сменили сосновые боры, и поныне являющиеся едва ли не лучшими лесами в окрестностях Твери.

В XIV веке здесь поселился монах Ксенофонт. О нем совершенно ничего не известно, кроме позднего и не очень достоверного предания, что он был учеником преподобного Сергия Радонежского. Умер Ксенофонт в начале XV века. Летописных свидетельств и жития его не сохранилось. Почитание его святым началось довольно рано, но всегда было только местным, и это, вероятно, было причиной относительной неизвестности преподобного Ксенофонта. Память его отмечается в день памяти праведного Ксенофонта, супруги его Марии, чад их Аркадия и Иоанна, а также преподобного Ксенофонта Робейского — 25 января/7 февраля.

Основанный им Тутанский монастырь не был знаменит, в середине XVI в. имел всего несколько деревень и пустошей. Опричный погром из-за расположения его рядом с дорогой, по которой пролегал путь на Новгород опричников Ивана Грозного, нанес ему очень сильный урон.

Некоторое, хотя и недолгое, время он был полностью заброшен. Но уже в начале 70-х гг. XVI в. его восстановили соседние помещики бояре Заборовские и вложили вместе с родовой вотчиной, Воскресенским-Заборовьем, в Троице-Сергиеву Лавру. Благодаря этому Тутанский монастырь просуществовал еще полтора века, уже без монахов, как хозяйственный центр вотчины Лавры в этой части Тверского уезда. Здесь были склады, жили присланные из Лавры управляющие, действовала церковь в честь Вознесения Христова с приделом Рождества Богородицы. В середине XVII в. троицкий старец Аверкий, родом из этих мест, сделал вклад в Тутань и устроил деревянную гробницу в церкви над местом, где, по преданию, похоронен преподобный Ксенофонт.

Эта деревянная гробница была уничтожена по приказу епархиального начальства в 1847 году, когда уже существовала новая каменная церковь и в ней даже был придел в честь преподобного Ксенофонта Тутанского. В этот период было запрещено почитание всех тверских преподобных, поскольку в официальных списках святых они не числились, а с местными святынями повсеместно шла борьба (совершенно бессмысленная и ничем не оправданная). Впрочем, по окончании этой кампании почитание преподобного Ксенофонта восстановилось и не прекращалось до революции. К большому сожалению, в период, когда была сломана гробница преподобного Ксенофонта, были утрачены его древние иконы и покров на гробницу.

Но уцелел синодик (поминальная книжка) Тутанского монастыря, древнейший вообще уцелевший в настоящее время тверской синодик. Он был составлен в 1632-1633 гг. В синодике среди других поминаний есть следующее:

«Помяни, Господи, душу раба Своего Священноархимандрита Дионисия, повелевшего написати синодик сей Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря и в Тутанский монастырь к церкви Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Пречистыя Богородицы к честному Ея Рождеству и к Преподобному Отцу нашему Ксенофонту Чудотворцу, по себе и своих родителях...

Помяни, Господи, душу раба Своего Андрея, потрудившегося своима рукама и написавшаго синодик сей ко святым храмам сим по себе и своих родителех и упокой их с праведными Твоими, молитвами Пречистыя Твоея Матери и Преподобных и Богоносных отец Сергия и Никона Радонежских Чудотворцев и Преподобнаго Отца Ксенофонта Чудотворца и начальника сей святей обители и всех святых Твоих. Аминь».

Дионисий — это преподобный Дионисий Радонежский, скончавшийся в 1633 году. Мирское имя его Давид Зобнинский, он был уроженцем Ржева и постриженником Старицкого Успенского монастыря. В грозные годы Смуты он был одним из руководителей героической обороны Лавры от интервентов, а после того — ее настоятелем. Дионисий много и несправедливо претерпел в 1620-х гг., когда его обвинили в неправильном исправлении богослужебных книг. Только вмешательство вернувшегося из плена патриарха Филарета вызволило его из тюрьмы. Последние годы он пробыл настоятелем Лавры, тогда, вероятно, и был написан по его заказу синодик в Тутанский монастырь, вотчину Троице-Сергиевой Лавры в родных местах настоятеля. Что касается переписчика Андрея, то он известен и из других документов, полное имя его Андрей Иванов, он был светским «служителем» Тутанского монастыря в 1-й пол. XVII в. Родом он был из Старицы, и хозяйствовал в Тутанском монастыре долго и плодотворно. Среди памятников его деятельности нужно назвать две уцелевшие книги «Миней» (было их больше), купленные в селе Колюбакине Рузского уезда в 1628 году, вложенные в 1633 году, а в начале XVIII в. переданные из Тутани в Троице-Сергиеву Лавру. Там они сохранились до наших дней. (Ныне в Российской Государственной библиотеке.) Книги имеют записи, очень важные для истории села.

Первая запись: «Лета 7141 сию книгу минею месяц декабрь дал в Троецкий Тутанской монастырь к Вознесению Христову и Пречистой Богородице и преподобному отцу Ксенофонту иже на Тутани Тверскому Чудотворцу Троицкаго же Сергиева монастыря служитель Андрей Иванов по своих родителех и по себе, а родители писаны в прежних месяцех в сентябре и в октябре и в ноябре, и в синодике, а подписался я, Андрюшка, своею рукою» (миней на сентябрь-октябрь-ноябрь не сохранилось, а синодик — тот самый, о котором только что шла речь).

Вторая запись: «Лета 7142 декабря в 6 день сию книгу генварь письменой в полдесть положил в Троецкой Тутанской монастырь в церковь Вознесения Господа и Бога и Спаса нашего Исуса Христа и Пречистой Богородицы честнаго и славного Ея Рождества и преподобному богоносному отцу нашему Ксенофонту, иже имать от Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа благодать целити различные недуги с верою приходящим, паче же зубную, Троицкаго же Сергиева монастыря служка Андрей Иванов старичанин по своих родителех, а подписал я, Андрей, своею рукой».

Павел Иванов


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Правым берегом реки Тьмы от Савино до Кумардино

Фото Н. Борода

Река Тьма на картине И. Левитана "У омута"
Река Тьма на картине И. Левитана "У омута"

Длина — 142 км, площадь бассейна — 1850 км². Исток находится южнее села Денежное Старицкого района Тверской области на юго-восточных склонах Вышневолоцкой гряды (так называемые Ильи Горы).

Узкая в верховьях долина в нижнем течении расширяется до 40 м. Русло (ширина 20—25 м, глубина 0,5—0,7 м) образует многочисленные излучины. Вскрывается в начале апреля, ледостав в начале декабря. Средний годовой расход воды — 13,7 м³/с

Основные притоки: Бекловка (22 км), Рясна (12 км), Нашига (39 км), Ольшанка (11 км), Рачайна (62 км), Шостка (59 км).

На берегах реки расположены: с. Луковниково, д. Малинники, д. Глазуново, с.Берново, д. Богатьково, с.Кунганово, д. Ременево, д. Глухово, д.Стружня, деревни Князево, Стренево, Тутань, Новинки, Савино, Дуденево и др.

Река запечатлена в творчестве Пушкина, Левитана и др.

 

Материал из Википедии

Правый берег реки недалеко от Савинского моста
Правый берег реки недалеко от Савинского моста

На байдарке по р. Тьме

Высокое - Струхня (31 км) - Волга (39 км). 
Май-июнь, 7,0 баллов.

Среднее и нижнее течение Тьмы, где проходит маршрут, принадлежит обширной верхневолжской низине, на песчаных почвах которой преобладают сосновые леса. Верховья реки (от Луковниково) доступны лишь в высокую воду; здесь на ней расположены села Малинники и Берново, связанные с именами Пушкина и Левитана. В межень плыть по Тьме можно от Высокого, которое находится в 3 км от одноименной железнодорожной станции линии Петербург - Торжок - Ржев. В начале пути берега реки невысокие, преимущественно луговые, ширина 15 - 20 м, русло суглинистое, местами каменистое, с валунами и водорослями. После впадения Рачайны Тьма становится полноводнее, берега поднимаются и одеваются лесами.
Особенно красива река на участке Тутань - Новинки. Далее, с приближением к Волге, берега понижаются, леса вытесняются лугами, течение ослабевает. Придерживаясь правого берега Тьмы, нужно войти в Волгу и подняться вверх по течению около 2 км до пристани Кокошки, связанной пригородным пассажирским сообщением с Тверью, откуда, при необходимости, легко доехать трамваем до железнодорожного и автодорожного вокзалов. В другом варианте можно доплыть до Твери (16 км) по довольно широкой (150 - 200 м) судоходной Волге. Трамвайная остановка на правом берегу у первого автодорожного моста.

Источник: Воронов Ю.Б. "100 избранных маршрутов для путешествий на байдарке". М., "Мир", 1993.

Фото Анатолий Максимов
Фото Анатолий Максимов

Москва, ул Гурьянова 81 стр. 2

Творческая лаборатория НБ 

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ